Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Путешествие в поисках себя

Путешествие в поисках себя

Истории

Почему Кемерово лучше Москвы, а телестудия лучше банка

Фотографии Георгия Шишкина 

Я едва смогла застать шеф-редактора программы «Включайся» телеканала «СТС-Кузбасс» Алину Старокорову на рабочем месте, точнее даже не на рабочем месте: когда я направлялась в редакцию, она уже шла по коридору в монтажную.

— Я сейчас, кое-что доделаю и прибегу! — оборачиваясь на ходу, говорит она мне.

Позже, когда я дождалась её в редакции, Алина ответила на пару телефонных звонков, постоянно извиняясь и обещая, что через минуту будет полностью в моём распоряжении. Времени мало, скоро в редакцию придут коллеги и начнут работу над завтрашним эфиром. Тем не менее, в жестах и речи Алины нет ни капли суетливости или спешки, она делает всё со спокойствием и уверенностью. Сама она объясняет это тем, что нашла по-настоящему «своё» место.

— На поиски себя ушло несколько лет, — начинает рассказ о себе Алина. — Мне было интересно всё: журналистика, визуальные искусства, работа с людьми. По образованию я и преподаватель ИЗО, и специалист по связям с общественностью. Я совершенно не знала, куда податься. Параллельно я работала в газетах, на радио, участвовала в молодёжных проектах.

Был период, когда мне нужно было срочно поехать покорять Москву, потому что все ехали туда и даже мой младший брат. В 14 лет он поступил в спортивную школу «Московского Локомотива».

— У всех с Москвой складывается по-разному. Какова твоя история?

— Я получила в Москве хорошую работу в банке по своей специальности, это был PR. Но вся эта строгость, дресс-коды, ограничения заставили меня в конце концов всё бросить и искать что-то новое. Я решила, что нужно попробовать поработать за границей, подтянуть английский язык, получить опыт. На тот момент оказалась свободной вакансия аниматора в Египте и я воспользовалась этим шансом. В поездке я не только языковую школу прошла, какую не получишь ни на каких курсах, но и новое для себя открыла: много танцевала, научилась сальсе, танцу живота и  даже некоторое время преподавала азы этого танца. У нас была многонациональная команда: итальянцы, украинцы... теперь у меня друзья по всему миру, с которыми я поддерживаю контакт.

— Если бы у тебя сейчас возникла возможность уехать в Москву, ты согласилась бы?

— У меня была возможность уехать в столицу, предлагали работу на федеральных каналах, но начинать там нужно было с должности непонятного ассистента, работающего с кассетами. Если бы я рискнула уехать, то путь к работе мечты затянулся бы на долгие годы.

Чем меньше телестудия, тем больше возможности раскрыться и начать работать сразу. Если есть желание ехать в Москву, туда нужно ехать специалистом. Нет гарантии, что исполнится та мечта, с которой туда ехал. Возможно, Москва тебя перемелет и переставит всё с места на место.

Сейчас я понимаю, что кое-что, наверное, уже умею. Но Москва... Не понимаю людей, которые туда стремятся, имея идеализированное представление. Для меня это город высасывающий энергию и не дающий её. Причём это не только моё мнение. В Москве каждый сам по себе, никто тебе ничем не поможет. Там нужно либо родиться, либо стать тем одним из миллиона, чьи биоритмы и энергетика совпадают с энергетикой города.

— Что же притянуло тебя обратно, в Кузбасс?

— Я человек, стремящийся к внутренней гармонии. У меня здесь семья, друзья. У меня есть работа, которую я люблю, интересные проекты, руководство, которое поддерживает все мои идеи, даже если они не вполне форматные. Я чувствую в себе силы и радость творить: проект о путешествиях «Навигатор» и кулинарное шоу «Рапсодия вкуса» были созданы с нуля.

— Почему ты решила работать над утренним шоу?

— На момент, когда я пришла на «СТС-Кузбасс», я не знала, чем хочу заниматься. Я пробовала всё: снимала сюжеты, записывала дайджесты, сидела на эфирах, ездила на запись опросов. Но сейчас, наверное, я наконец пришла к тому, что мне нравится. Мне нравится утреннее вещание, потому что это позитив, что бы ни случилось. В самом начале моей работы здесь, я смотрела на коллег и не понимала, почему у них всегда хорошее настроение. В любой ситуации они находили в себе титанические силы улыбаться, быть позитивными и делать что-то. Это отпечаток утренней программы. Хочешь-не хочешь, а найти в себе силы надеть улыбку и посмотреть на вещи с другой, оптимистичной стороны приходится.

— Мне рассказывали, что для того, чтобы вести утренний эфир, нужно вставать в пять часов. Для многих это кажется невозможным. Есть ли у тебя какой-то рецепт, чтобы вставать рано и при этом оставаться бодрой весь день?

— На самом деле сон — это очень важно, он восстанавливает силы, красоту, здоровье. Но не всегда получается лечь пораньше, чтобы в пять часов утра быть стопроцентно выспавшимся и находиться в состоянии зажжённой лампочки. Когда я только начала работать на телевидении, здесь ещё были ведущие Сергей Щеголев и Лиза Неупокоева, и мне было непонятно, откуда они берут силы улыбаться, несмотря ни на что. А потом, поработав уже, я поняла, что это своего рода привычка. Это твоя работа, у тебя нет права показывать зрителю своё плохое настроение. Были разные случаи: и проблемы, и даже какое-то горе, но ради эфира всё это приходится отодвигать. Зритель не виноват в твоих проблемах и они его не должны коснуться. Это очень помогает в обычной жизни.

— Ты вела лекции в КемГУ, да и к тому же каждый год курируешь студентов-журналистов, которые приходят на практику на телеканал. Тебе такое занятие по душе?

— Да, работа со студентами мне нравится. Одна из них теперь даже сидит напротив и является коллегой.

Студенты по-разному реагируют и у каждого в глазах разная цель: кто-то хочет получить славу, а кто-то благодаря случаю, стечению обстоятельств и желанию попал туда, куда шёл. Мне кажется, людям после школы трудно сориентироваться и понять, чего они хотят и кем себя в этой жизни видят. В 16-17 лет человек еще абсолютно не созрел, а пойти туда, куда идут все, очень легко, но это может обернуться сожалением на всю оставшуюся жизнь. Мне нравится зарубежная практика: в той же Америке ребята только в 21 год заканчивают школу, они люди уже взрослые, способны определиться окончательно.

Во время практики я поддерживаю студентов в желании попробовать, даже если тележурналистика потом не станет профессией. Чем раньше они поймут, хотят этого или нет, тем лучше. Когда ребята приходят летом, их не учат азам, их бросают в среду, им дают возможность почувствовать, куда они попали, куда стремятся.

— Разговор с тобой никак не мог состояться без вопроса о путешествиях. Какое из них было для тебя наиболее значимым?

— Каждый отпуск я по возможности провожу в путешествиях. Один день в путешествии может заменить десять дней дома. Путешествий у меня было много, из этого и складывается жизненный опыт. Путешествие — повод не только внутренне обогатиться от посещений исторических и культурных мест, но и расширить кругозор, оно продолжается даже тогда, когда закончилось. Последние посещённые мною страны — это Индия и Италия.

— В Индию многие едут за духовным просветлением. А какое значение для тебя имело это путешествие?

—Не думаю, что эта поездка несла в себе какое-то сакральное значение, она скорее была туристической, но она определённо повлияла на меня. Со своими друзьями я прошлась по нетуристическим маршрутам, мы встречали рассвет в заброшенном храме, пробовали местную еду... и, конечно же, смотрели на людей. Пожалуй, главное в индийцах — гармония, спокойствие, которыми они заражают и окружающих. Я приехала из Индии с ощущением, что внутри у меня чаша, заполненная до краёв холодной водой и я старалась всячески избегать суеты, волнений, чтобы эту воду не расплескать. Потом, конечно, всё расплескалось...

Недавно я ездила в Тыву на вручение наград конкурса «Сибирь — территория надежд». Тувинцы оказались очень близки по мироощущению с индийцами. Поначалу мы удивлялись: почему люди здесь так часто опаздывают, почему блюдо в кафе так долго несут, — а затем привыкли к этому ритму. В Тыве люди всё ещё близки природе, там нет такого давления цивилизации.

— Ты не раз упоминала Италию, как страну, которая тебе особенно близка. Почему именно Италия?

— Я думаю, меня накрыл синдром Стендаля. В Италии расположено 70% всех культурных ценностей и памятников всего мира и когда ты приезжаешь туда, у тебя просто разбегаются глаза от такой красоты. Я думаю, меня этот синдром настиг из-зав того, что у меня художественное образование и не видеть прекрасное, не воспринимать его я просто не могу. А итальянцы им не страдают, они выросли среди этого. Разумеется, мне нравятся люди, они просто великолепны. В Италии всё прекрасно, — говорят они, — и природа, и искусство, и еда, только поменьше бы мафии и коррупции! (смеётся) Мои друзья из Италии — это люди, с которыми можно поговорить обо всём, они все очень образованные, даже если не имеют диплома. Меня итальянцы удивили тем, что им неплохо знакома даже история России.

Совершенно удивительна итальянская отзывчивость. Если женщина на вокзале оступилась и уронила сумку, ей на помощь тут же придёт половина вокзала. На Юге Италии такая отзывчивость и забота заставляет чувствовать, что эти люди тебе чуть ли не родственники.

 

Синдром Стендаля — психическое расстройство, проявляющееся, когда человек находится под воздействием произведений изобразительного искусства. Нередко синдром возникает у людей при посещении музеев, картинных галерей. Симптомы: головокружение, частое сердцебиение, в особо тяжёлых случаях — галлюцинации. Может вызван не только предметами искусства, но и чрезмерной красотой природных явлений, животных, невероятно красивых мужчин или женщин. Был описан в 1979 году психиатром Гарциэллой Магерини, которая выявила и описала около 100 случаев среди туристов во Флоренции.

 

— У тебя на столе постоянно книги и диски по изучению итальянского. Путешествие вдохновило тебя на изучение языка?

— Так получилось, что я начала учить итальянский самостоятельно, в языковой среде. Когда я работала в Египте, мой начальник был итальянцем. Волей-неволей приходилось подучивать слова, потому что он периодически вставлял в разговор слова или целые фразы и обороты из родного языка. Потом я взялась за самоучители, мои итальянские друзья мне здорово помогали. Один раз я даже на две недели съездила в Италию по учебной программе, чтобы учить язык в стране.

— И как у тебя хватает на всё времени? Тебе наверняка знакомы технологии тайм-менеджмента... или ты изобретаешь свои?

— Я успеваю, но далеко не все. Мне, например, хочется больше заниматься художественной деятельностью. Иногда расписываю стены: у себя и у друзей. Одно время я работала дизайнером интерьеров и эта стезя меня до сих пор не отпускает — знакомые не дают. Ко мне постоянно обращаются с просьбой помочь, и тогда я беру в руки карандаш, акварель и начинаю рисовать.

В технологии тайм-менеджмента я, конечно, пыталась вникнуть, очень много времени потратила на их изучение. Но мне кажется, что нужно выработать что-то своё, индивидуальное. Мне, честно говоря, были неудобны эти схемы. Тогда я создала свои. Каждое утро я составляю план, но выполненные дела не вычёркиваю. Те, кто увлекается биатлоном, поймут: я рисую кружочки-мишени и по выполнению дела закрашиваю их. Дело сделано — мишень закрыта. Спортивное прошлое не даёт покоя.

— Так ты еще и спортом занималась?

— Да, я, можно сказать, выпала из плана моих родителей (смеётся). Они мне прочили будущее олимпийской чемпионки по лыжным гонкам. Я занималась лыжами лет десять, затем легкой атлетикой, греблей. Недавно я узнала новость, которая меня приятно удивила.Когда-то я участвовала в многоборье по лыжным гонкам и была дисциплина — прыжки в длину. С тех пор прошло, наверное, лет пятнадцать, а мой рекорд в Белове до сих пор не побит. Я была такая гордая, когда узнала (смеётся). У меня много друзей профессиональных спортсменов, понимаю их, поддерживаю, но сама спортсменкой так и не стала. Тем не менее, спорт всегда со мной, я бегаю, занимаюсь фитнесом.

— Постоянный недосып, не нормированный рабочий день, всё это ведёт к усталости и стрессу. Был ли момент, когда тебе хотелось сдаться и бросить эту работу?

— Наверное, тут тоже сказалось моё спортивное воспитание. У меня оба родителя связаны со спортом: папа — футбольный тренер, мама — по лыжному спорту. Я выбрала лыжи и это меня здорово закалило. На улице настоящая сибирская зима, минус 35, а у тебя по графику тренировка. Тогда надеваешь носки, лыжные ботинки, на ботинки ещё одни носки, утепляешься как можешь и встаёшь на лыжню. Для меня это был путь преодоления, который позднее в жизни помогал бороться с трудностями и проблемами, пересиливать себя в каких-то моментах.

— Но бывают ведь и эмоциональные моменты, когда всё раздражает, когда кажется, что вот-вот на кого-нибудь сорвёшься...

— Я, наверное, очень спокойный человек, потому что нервные срывы от меня очень далеко. Разумеется, в ходе работы возникают конфликты, но психология на первом курсе университета, и личный опыт говорят о том, что срываться, переходить на крик абсолютно бессмысленно. Когда человек переходит на крик, это знак того, что у него нет аргументов. Я всегда стараюсь найти аргументы для своего оппонента либо свести ситуацию конфликта к минимуму, ведь результат от шумных споров нулевой. А стресс лучше выплескивать на беговой дорожке в спортзале.

— У всех журналистов есть воспоминания о первом опыте написания материала или съёмки сюжета. Многие стыдятся, другие вспоминают со смехом. А твой первый блин был комом?

— Не знаю, насколько он был комом, но впервые попробовала себя в журналистике я ещё в школе, я писала про свой класс, мы были очень дружными и до сих пор остаёмся друзьями, поэтому писать о ребятах было большим удовольствием. Но есть и забавные истории. На первом курсе университета я работала в городской газете, вела спортивную колонку. А тут по случаю Дня Шахтёра меня отправили на разрез, нужно было написать интервью с водителем БелАЗа. А во время интервью водитель предложил мне: хочешь поводить БелАЗ? Я, как человек, который любит пробовать новое, с энтузиазмом согласилась. Ощущения были невероятные: ты едешь в этой махине и чувствуешь себя внутри космического корабля. А когда ковш опускается и ссыпает уголь, в спину идёт отдача. В этот момент у меня впервые возникла мысль, что журналистика — это интересная вещь и возможность попробовать себя в любой профессии.

 

— В Интернете уже давно бродит мем с угрюмым котом: «Ах, вы так много успеваете! Где берёте энергию?» — «Из мешков» — «Каких мешков?» — «Тех, что под глазами». Я рассказываю Алине эту историю и переадресовываю вопрос ей.

— Я тоже иногда оттуда беру, причем к концу недели беру оттуда и идеи, и силы (смеётся).

Идеи я беру из утренней пробежки, все самые гениальные придумки рождаются на пятом километре. Чтобы сделать над собой усилие, необходимо поддерживать хорошую физическую форму, правильно питаться. Но самое главное — это мотивация! Нужно искать её для себя. Для того, чтобы сделать хороший утренний эфир, нужно очень хотеть, чтобы люди проснулись счастливыми, с улыбкой. Нужно любить своего зрителя.

Я оставляю Алину в редакции и иду по улице, словно во сне. После разговора с такими людьми, ты словно сам что-то приобретаешь, получаешь от них жизненную энергию, хочешь измениться. Такие люди, как Алина, всегда в пути и это огромное везение, если ваши дороги хоть раз в жизни пересекутся.

Как-то в переписке я удивилась тому, что Алина много делает, всё успевает и никогда не унывает. Но она ответила, что у неё есть знакомая, которая ведёт радио и тв-программы, управляет частным бизнесом и ещё успевает заниматься дизайном интерьеров. «Так что мне нужно ещё поднажать» — закончила она.

28 июля 2014
2979
0

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить