Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Мужская работа

Мужская работа

Мужчины

Дмитрий Швец о спасённых жизнях и затерянных кораблях

 Фотографии Александра Патрина. из архива героя

Дмитрий Швец работает травматологом в крупнейшей больнице Кемерова. Оперирует, наблюдает пациентов в стационаре, выходит на суточные дежурства. Вот и сейчас мы разговариваем после ночной смены, а доктор не выглядит усталым: таков ритм его жизни. Хватает времени на всё — медицинскую практику, научные конференции, экстрим, рок-н-ролл и кулинарию.

Дмитрий рассказал «Птице», как он оказался заложником собственного пациента, дважды принял роды в машине, влюбился в травматологию и повторил путешествие Жака Ива Кусто к судну, затерянному на дне Красного моря.


«Поиграй возле реанимации»

 

Я вырос среди врачей. Мой отец был акушером-гинекологом, а потом руководил одной из крупных городских больниц. Дядя — практикующий травматолог, профессор.

Мама иногда приводила меня в больницу — папа за мной присматривал, когда у неё были какие-то дела. Так коридоры и кабинеты стали для меня вполне привычными. Мне говорили: «Беги, поиграй где-нибудь возле реанимации» (смеётся). Шучу, конечно.

Но я не думал, что сам стану медиком. Даже в старших классах. У меня была другая мечта. Учился в гуманитарной гимназии, писал очерки для местных газет и планировал стать журналистом. Но всё изменилось в последний момент — внезапно понял, что хочу в медакадемию. И поступил.

После первого курса устроился санитаром в токсикологию. Представляете, какой там контингент? Тем более конец 90-х — наркотики, алкоголь... В первый рабочий день меня это так впечатлило, что потом в отделение возвращаться не хотелось. Было непросто, но я втянулся. А дальше началось самое интересное...

 

«Нас обстреливали и захватывали в заложники»

 

На практике после второго курса я пришёл в неотложку. Это было боевое крещение для нас, студентов. Погружение в профессию и возможность получить опыт — как медицинский, так и жизненный. Такого больше нигде не найдёшь.

Я увидел город совсем другим. Когда наступает день и ты выходишь на улицу, кажется, что всё вокруг замечательно. Но врачи «скорой» и правоохранители видят изнанку. Тёмную сторону жизни, которая для многих остаётся за кадром. И у нас есть шанс что-то в ней изменить.

Да и своя романтика в этом есть, все медики об этом говорят. Работа на скорость, постоянное движение. Захватывает. После того лета я уволился из больницы и до окончания медакадемии работал в скорой помощи.

Мы с коллегами повидали многое. С психиатрической бригадой поехали к мужчине с острым психозом. На подъезде к дому слышим грохот. Оказалось, машину обстреливают дробью! Наш пациент из окопа палил. Но мы не спасовали, справились с ним. Все остались живы-здоровы и «стрелку» помощь оказали.

Однажды нас взяли в заложники. Пьяный хозяин дома сначала пробил голову своей подруге, а потом не давал отвезти её в больницу. Захватил всю бригаду, угрожал, что убьёт нас, если попытаемся уйти. Ну ничего — по рации тихонечко, шёпотом, подали сигнал SOS. Нас вызволял ОМОН. Операция была, как в кино, — резко распахнулись двери, влетели ребята в масках... И женщину ту удалось спасти.

А ещё я роды принимал. Дважды! Повезло так повезло. И оба раза в роддом мы приезжали уже с ребёнком: пациентки рожали в машине, на ходу. Обеих мы везли из деревни, ехать далеко, да ещё и трясёт в дороге. В первом случае я роды принимал впервые в жизни, но справился: слушал старшего коллегу, который меня многому научил. До сих пор ему благодарен.

 

«Человеческая кость — почти конструктор»

 

После вуза я не собирался быть травматологом. Выбирал между анестезиологией, реанимацией, кардиохирургией и хирургией. Про «травму» даже мыслей не было. Но всё изменил мой дядя, Алексей Иванович Швец, — профессор, врач-травматолог, заведующий кафедрой вертобрологии и спинальной хирургии в Луганском мединституте.

Это необыкновенный человек: в 60-е окончил кемеровский мед, поработал травматологом в Томске и Новосибирске, практиковал в Африке, потом переехал на Украину. Когда я оканчивал медакадемию, дядя приехал в Кемерово погостить. Мы пообщались, и я понял, что надо идти в «травму». Ни секунды не сомневался. Уволился из скорой и сразу же устроился в травматологию медбратом.

Дядя меня не уговаривал. Я после наших разговор всё понял сам. Травматология — это мужская работа. Мы же используем почти те же инструменты, с которыми работает любой мужчина в хозяйстве, — долото, молотки, шуруповерты. А ещё я в детстве очень любил конструкторы собирать. Человеческая кость — тот же конструктор.

Дяде в этом году исполнится 75 лет, но он всё ещё не отходит от стола — оперирует, принимает пациентов. В его городе уже три года идёт война. Он говорил мне, что теперь сталкивается с минно-взрывными травмами и осложнениями после них. И не собирается покидать Луганск. Думал об этом, когда только начался украинский кризис. Но мысль эту отмёл: как оставить кафедру, пациентов? Сейчас уже и разговора об отъезде нет. В Луганске мало специалистов: многие перебрались в Россию. Он остаётся там, где неспокойно, потому что нужен людям.

 

«Мне не бывает страшно»

 

Мне не бывает страшно: когда надо работать, думаешь прежде всего о деле. Тяжело было работать на месте автокатастроф. Сейчас ко мне тоже привозят людей после ДТП, но я вижу, какая у человека травма, знаю, как помочь. Ты имеешь дело с результатом. Другое дело, если перед тобой покорёженная машина с пострадавшими, которых сейчас будут вынимать. Это по-другому воспринимается психологически.

Но человек адаптируется ко всему. А для врача особенно важна выдержка. Она формируется ещё на этапе обучения, а то и раньше. Нет психологического иммунитета — не сможешь работать в медицине. Знаю ребят, которые ушли из профессии: не выдержали нагрузок. Я с этим пока справляюсь.

У медиков нет ритуалов, которые помогают отвлечься. Каждый восстанавливает душевное равновесие по-своему. Мне помогает расслабиться активный отдых или домашние дела. Да хотя бы элементарно посмотреть хорошее кино. Переключиться. Если зацикливаться только на работе, можно и заболеть.

 

«Инстинкт самосохранения не сработал»

 

Не бывает двух одинаковых переломов. Каждая травма уникальна и имеет свою историю. И правит ею случай. Поэтому непросто выделить какую-то закономерность — кого мы лечим чаще, почему люди попадают к нам. Конечно, есть сезонность. Летом обращаются дачники — неудачно поработают с болгаркой, бензо- или электроинструментом, а потом к нам. Мотоциклетных травм сейчас хватает, и не всегда по вине байкеров: такой сезон. Спрашиваете, сел бы я сам на мотоцикл? А я уже на нём ездил. Правда, в деревне.

Я вообще люблю экстрим. Но профессия, конечно, наложила свой отпечаток. Иногда инстинкт самосохранения говорит мне: «Стоп. Как бы это ни было интересно, не надо этого делать». После врачебной практики скептически отношусь к лыжам и сноуборду. Одна из самых частых травм — именно после катания. Но я не могу сказать, что этими видами спорта заниматься не надо. Стоит быть осторожными и прислушиваться к себе.

Хотя однажды мой инстинкт самосохранения всё-таки не сработал. Порыв был — прыгнул с парашютом с высоты 4 000 метров на Танае. Приземлился и подумал: «А что же я сделал-то». Потом пошёл и второй раз прыгнул.

 

«Я спускался к затонувшим кораблям»

 

Дайвингом я занимаюсь 10 лет. Первое погружение сделал в Египте — сплавал вокруг рифа и обратно. Тогда казалось, что меня в аквариум погрузили. В следующий раз впечатления были ещё ярче. Словами их не описать.

Вы йогу пробовали? Под водой ты остаёшься наедине с собой. Огромная глубина, красота вокруг и чувство невесомости, подвешенности. Это тебя меняет — понимаешь, что мир полон красок. Хочется погружаться снова и снова.

Мы были в Хакасии, Алтайском крае, Греции, Мексике. Красное море обошли всё, начиная от Синайского полуострова. Доходило до абсурда — в Египет мотался по три раза в год. Друзья говорили, что меня скоро на границе узнавать верблюды будут (смеётся).

В Красном море много затонувших кораблей. Один из самых известных — военное грузовое судно «Тистлегорм». На нём англичане во время Второй мировой войны перевозили танки, мотоциклы, запчасти для самолётов. Корабль подбила немецкая авиация в 1941-м, он успел сделать всего четыре рейса.

Только в 1955 году затерянное судно нашёл Жак Ив Кусто. Путешественник снял с него корабельный колокол — теперь он хранится в музее. Всё остальное — нетронутое. «Тистлегорм» под охраной. И мне удалось побывать там. Заплываешь в грузовый отсек — стоят мотоциклы, каски, в столовой осталась посуда... Там время будто остановилось.

Помогало ли мне то, что я врач? Был случай, когда знания пригодились. Во время погружения на яхте в Египте стало плохо одному из итальянцев. Это был инфаркт. Я проводил реанимационные мероприятия, пока не прибыли спасатели. К сожалению, не знаю дальнейшей судьбы этого человека.

 

«Импровизирую на кухне»

 

Кулинария — ещё одно из моих увлечений. Я импровизирую на кухне и каждый раз пытаюсь создать что-то уникальное. Наверное, хобби досталось мне по наследству: отец тоже прекрасно готовил. Вообще, многие мужчины имеют склонность к поварскому искусству.

Чаще всего я готовлю на даче. Выбор блюд зависит от настроения — шашлык, рагу, салаты, тирамису... Было бы настроение! Точно могу сказать: друзья никогда голодными не остаются, если приезжают ко мне. Они ценят моё увлечение, на день рождения даже подарили книгу Сталика Ханкишиева «Казан, мангал и другие мужские удовольствия». Это гениальный повар, я с удовольствием у него учусь.

Как я ещё отдыхаю? Люблю хорошую музыку, несколько лет даже играл в кемеровской рок-группе. Тогда мне удалось лично познакомиться с Евгением Маргулисом и другими музыкантами «Машины времени». Они послушали наш альбом и даже дали ему лестную оценку. Сейчас я их иногда слушаю, как и Бутусова, «Чайф», Бориса Гребенщикова, «Алису» ... Здесь я не буду оригинален. Мне нравится классика зарубежного рока, а ещё — электронная музыка. С возрастом вкусы меняются, приходишь к чему-то новому. Но есть и то, что остаётся с тобой навсегда.

21 июля 2017
869
3

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

No Avatar
И ни слова о жене и детях. Неужели не женат?
No Avatar
Приятная статья. Дарья- молодец.
No Avatar

7804111
И ни слова о жене и детях. Неужели не женат?


не женат)
 
а вообще умеют наши авторы из ...ничего конфетку сделать. который раз читаю статьи, о сюжете которых знаю изнутри вопроса, и поражаюсь....

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить