Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Кризис возраста и отношений в паре

Кризис возраста и отношений в паре

Здоровье

Как выйти?

Фото: архив A42.RU, Google Images

 

С кризисами возраста человек сталкивается в течение жизни постоянно. С первым — в процессе родов, с последним — в глубокой старости. Почему это происходит и что делать, если кризис возраста совпал с кризисом отношений в паре, корреспондент A42.RU узнал у клинического психолога Оксаны Наумовой.

 

 

Причины возрастных кризисов

 

Кризис возраста возникает, когда на физиологические изменения организма человека накладывается давление социального окружения.

— Выделяют 8–10 этапов жизни и столько же возрастных кризисов, — рассказывает Оксана. — Кризис — это переходный период, в котором личность перестраивается. Это всегда скачок, часто болезненный, но развитие без кризиса невозможно.

 

Детские кризисы

 

В детстве человек проходит четыре кризиса: одного года, трёх и семи лет, и самый сложный — кризис переходного возраста.

В каждом периоде жизни структура личности усложняется, дети накапливают навыки взаимодействия с окружающим миром. Каждый период завершается кризисом, в котором количество переходит в качество, навыки дополняются и совершенствуются. Период перестройки длится несколько месяцев, и границы его размыты. Детские кризисы во многом обусловлены физиологией и притом влияют на всю последующую жизнь человека. Хороший пример здесь — кризис трёх лет, который ещё называют кризисом самости. Ребёнок истерит, проявляет упрямство, ломает любимые раньше игрушки и всё хочет делать сам.

 

 

— Происходит резкая перестройка механизмов личности, — объясняет Оксана Наумова. — Малыш не только понимает, что он и мама — не одно и то же. Он осознаёт себя личностью. Появляются новые составляющие — воля, активность, гордость за достижения. Во время этого кризиса важно не запрещать малышу действовать. Пусть лучше он сделает неправильно, но сам.

Кризис трёх лет — первый, когда родители могут совершить серьёзные ошибки.

— Если не давать ребёнку реализовывать этот порыв «я сам!», его воля и самостоятельность окажутся недоразвиты, — объясняет Оксана. — Потом взрослый уже человек не хочет ничего делать со своей жизнью. Будто кто-то сделает за него. Отчасти это результат подавления кризиса трёх лет. Если пытаться купировать кризис запретами, не давать трёхлетке принимать решения и встречать последствия, это может серьёзно повлиять на всю его последующую жизнь. Кризисы нужно пережить вовремя.

Кризис социализации происходит после семи лет. Резко меняется окружение: ребёнок идёт в школу. Теперь он взрослый, по крайней мере, хочет им быть. Начинает формироваться социальное «Я» и чувство психологической автономии.

— Ребёнок спокойно живёт, и вдруг — правила, требования, сравнение себя со сверстниками, — говорит психолог. — Среда требует, чтобы ребёнок начал проявлять себя. Дети выбирают роли и следуют им, порой неадекватно ситуации. Мышление перестраивается, Я-концепция сдвигается, а удовлетворённость собой обычно падает. Ребёнок понимает: он не такой великолепный, как ему казалось, его не все вокруг любят. Появляется непоследовательность эмоций, скачет настроение. Неосторожный учитель может усилить и закрепить чувство разочарования.

Самое сложное для родителей в этом кризисе — выдержать баланс между свободой и ограничениями для их чада. Грубые нарушения личных границ в будущем обернутся нерешительностью, застенчивостью и неумением брать на себя ответственность.

Кризис переходного возраста по количеству и глубине исследований может поспорить с кризисом среднего возраста и более остальных связан с физиологическими изменениями.

— Эрик Эриксон называет возраст от 12 до 18 лет наиболее уязвимым для кризисных состояний, — говорит Оксана. — Психологи выделяют благоприятное течение кризиса и неблагоприятное. В подростковом возрасте мы вырабатываем навыки и реакции, которые станут основой для нашего взаимодействия с мужем или женой, коллегами и всем окружающим миром.

 

 

Кризисы взрослых

 

Эти кризисы меньше связаны с физиологией и больше — с влиянием социального окружения. В 20–25 лет наступает кризис индивидуальности и ответственности. Человек закончил учёбу, ему нужно полностью отвечать за себя, в том числе материально. Это время определения роли в обществе. Человек стремится себя проявить, но имеет для этого меньше возможностей, чем принято считать.

— Главный совет 25-летним — не сравнивайте себя с другими, — говорит Оксана. — В эпоху социальных сетей это почти невозможно, но всё же. Важно понять, чего хотите именно вы, а что навязано Инстаграмом, друзьями или родителями. Это понимание поможет определить дальнейший вектор движения — строить ли карьеру, заниматься ли бизнесом, когда и с кем создать семью.

Кризис 30 лет называют «кризисом смысла жизни».

— Он немного философский, но от этого не менее настоящий, — говорит Оксана. — К этому возрасту человек в принципе должен состояться, и если он удовлетворён, то и переходный период пройдёт легко. Он оценит прошедшую жизнь, пересмотрит ценности, поставит новые цели и будет развиваться дальше. Кризис активируется, если человек чувствует себя нереализованным, если накопил много внутренних противоречий и конфликтов. Когда семья и работа требуют от него одного, но он бы хотел заниматься другим. А половина активной жизни позади: «Успею ли сделать то, что хочу?». И кризис усиливается.

 

 

Может ли кризис отношений пары совпадать с кризисом возраста

 

Отношения в паре, развиваясь, тоже проходят через кризисные периоды. Обычно кризис наступает к концу первого года совместной жизни, затем через три года, пять и двенадцать лет.

— Эти цифры сложились по итогу наблюдений, — отмечает Оксана Наумова. — Возрастные кризисы во многом обусловлены физиологией и так или иначе наступают у всех, отличается лишь течение. А вот кризисы жизни пары могут наступать в разные сроки или не наступать вообще.

Кризисы способны взаимно усиливать друг друга.

— Представим: женщина проходит через кризис тридцати лет, — говорит психолог. — Она переоценивает жизнь, недовольна текущим положением дел, ей хочется всё изменить, сломать, найти новую работу, новые устремления. А тут ещё миновало три года совместной жизни с партнёром, с людей слетела романтическая шелуха, они увидели друг друга реальными. И даже если партнёр принимает и признаёт её, он всё равно попадает под раздачу.

 

 

Момент для выхода

 

Осознание кризиса — ключевой момент на пути к выходу из него. Как только человек начал осознавать, что с ним происходит что-то необычное — это отличный момент, чтобы пойти к психологу и попытаться разобраться в себе.

— Стоит задуматься: виноват мир вокруг, или это меняюсь я сам? Это моё внутреннее состояние усиливает всё вокруг? Я ссорюсь со всеми, меняю друзей и приоритеты — чего же я хочу на самом деле?

Ответы сугубо индивидуальны, а их поиск — тернистый путь, который дано пройти не каждому.

— Человек переходит на новый уровень, ему нужны качественные изменения, — говорит психолог. — Если в отношениях начался кризис, надо, по большому счёту, радоваться. Значит, нет стагнации бесконечной, болота. Есть над чем работать.

— Раз дело в нас, то и менять нужно не других, а себя. А у нас фокус всегда на других. Так устроен человек: «Надо что-то с партнёром сделать, на него повлиять, чтобы мне стало лучше». Не станет. А вот если фокус развернуть на себя, увидеть свои истинные желания, устремления, — то и с ближним получше станет. Когда у меня внутренние конфликты урегулируются, когда я начну понимать себя лучше, чем раньше, мне легче будет понять другого.

 

Как разобраться в себе

 

Самому развернуть на себя фокус сложно. Мешают личные ограничения: установки, принципы, автоматические реакции и механизмы, выработанные давно, порой ещё в подростковом возрасте. Все они помогают адаптироваться и выживать в многообразном мире. Если они улучшают жизнь — хорошо. Но время идёт, люди вокруг растут и меняются, и многие механизмы уже просто не работают.

— Возьмём манипуляцию, — приводит пример Оксана Наумова. — Чтобы получить что-то, — игрушку или внимание, — я привыкла, предположим, обижаться. Это получалось и в подростковом возрасте и позже. Дожила до 30 лет в отношениях с мужчиной-ровесником или чуть старше. И вот я продолжаю проделывать эту штуку с ним, а он уже перестаёт реагировать. Я обижаюсь — а он будто не замечает. Или даже злится в ответ, кидает «отстань». Приходит мысль «он отвергает меня», я неосознанно начинаю усиливать процесс, обижаться больше, демонстрировать страдание, а он всё равно не реагирует. Значит, всё, «он меня больше не любит», сижу плачу, отрабатываю женские механизмы. Их называют «женскими», но надо бы называть их «детскими». Если мужчина уже перешёл на следующий этап, он будет недоумевать и раздражаться от этого. Уставать от таких отношений и желать себе человека помудрее. А если эта усталость, накопленная за десять лет брака, наложится на его возрастной кризис — дело может дойти до развала семьи.

 

 

Это простой, утрированный пример. Но по нему виден принцип выхода из кризиса: понять, какие способы взаимодействия с миром уже не работают, отбросить их и создать новые. Именно в этом цель работы психолога.

 

Как создать новые механизмы взаимодействия с миром

 

Итак, женщина осознаёт, что ведёт себя неэффективно, и приходит к психологу. Никакой подготовки для этого не нужно, искать и формулировать проблему пока тоже не стоит — это почти бесполезно. Люди просто приходят и начинают рассказывать о своей жизни и вещах, которые их не устраивают.

— Только в контакте с психологом выявляются неэффективные механизмы, — говорит Оксана Наумова. — Самостоятельно их увидеть почти невозможно.

Но сначала нужно наладить контакт, довериться психологу. Это само по себе непростая задача.

— Контакт психолога и клиента — это всегда близость, — объясняет Оксана. — Она достигается за две-три встречи минимум, хотя и до десяти с этим будут сложности. Ранимые люди, которые много раз обжигались, доверяя кому-то, конечно, берегут свои границы. Чем больше травмирован человек, тем сложнее сближение.

Важно уметь слышать себя, распознавать собственные чувства.

— Люди, которые ни разу не посещали психолога, порой даже не понимают, что именно в конкретный момент чувствуют, — рассказывает Оксана. — «Муж уходит, сижу рыдаю, мне плохо, что делать?». Они приходят за советом. А психолог — сюрприз — советов не даёт. Инструкций не даёт. Разворачивает всё так, чтобы женщина увидела: а чего она на самом деле хочет? Что ей нужно? Может, она не хочет этих отношений, просто шаблон работает. Может, хочет, но не таких. Или хочет от мужа того, что может дать себе сама. И вот здесь она встречается со своими страхами. Видит ограничения, которые блокируют ей развитие. Это уже изменения, это терапия. Она возможна только там, где есть контакт. Где нет контакта, это так, коммуникации. Только в контакте можно что-то разыграть так, чтобы человек увидел, как он это что-то делает в своей жизни. Только здесь можно полностью осознать, что же происходит.

Осознанием проблемы работа не заканчивается. Психолог и клиент вместе создают новые механизмы взаимодействия с социумом, с партнёром. Воспроизводят правильные реакции, а не просто говорят про них.

— Самое главное — большую часть работы делаете вы сами, — объясняет Оксана. — Психолог поможет понять, что делать, но сделать можете только вы. Иначе это бессмысленно, иначе, как только человек вернётся в привычную среду, он будет реагировать по-прежнему, бессознательно отрабатывать старую модель отношений.

Систематичная, регулярная работа с психологом — это не разговор по душам на кухне, не набор инструкций, не волшебная таблетка. Это анализ собственных чувств, появление новых реакций, осознание старых и отработка новых механизмов взаимодействия с миром. 


Клинический психолог Наумова Оксана
Кузбасская, 10А
+7 923 504 9335
VK

08 июля 2010
38
0

Расскажи подругам

Спецпроект: Здоровье

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить