Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Королева бумажного стимпанка

Королева бумажного стимпанка

Увлечения

Мила Валентова о скрапбукинге, американцах и Кузбассе

Фотографии из личного архива Людмилы Валентовой

Уроженка Юрги Людмила Валентова пять лет живёт в Америке. По образованию она — режиссёр театра, закончила Новосибирский колледж культуры и искусств. Живя в России, Людмила попробовала себя во многих ипостасях: была ведущей праздников, работала на радио, помогала мужу развивать компанию по созданию компьютерных игр. Девять лет назад у неё случайно появилось новое увлечение — скрапбукинг, которое постепенно стало делом её жизни. Мила называет себя оформителем семейных историй и чуточку писателем семейных биографий. «Птица» узнала, как молодая мама развивает своё дело в Америке, чем американский скрапбукинг отличается от российского и зачем она поставила в русской школе США «Сказку о царе Салтане».

 

О скрапбукинге

 

— Мила, расскажи, как ты пришла в скрапбукинг, почему выбрала именно это направление хендмейда?

— С мужем поехали на конференцию компьютерных игр в Киев. Там я увидела выставку с мастер-классами. В Сибири таких не было в то время ни по скрапу, ни по декупажу. Я с открытым ртом слушала мастера — это была русская девушка Анна Нижегородова — и думала: волшебство. Вообще рукоделие меня окружало с детства. Моя мама хорошо шьёт, кроит одежду. Бабушка вышивала и на машинке, и руками гладью потрясающие вещи. Мне очень хотелось себя найти, и я нашла — в скрапбукинге.

— Сейчас ты развиваешься в направлении стимпанк. Причём не только в миксмедийном, но и бумажном. Но наверняка ты пробовала и другие? 

— Я шла, шла и дошла до стимпанка, просто попробовала и поняла, что это моё. Тем более мне было проще: в стимпанке тогда практически никого не было.

 

Вообще, мне кажется, я перепробовала всё. Пыталась освоить микс-медиа. Многие хотят стать дизайнером Примы (производитель материалов для скрапбукина Prima Marketing) или Kaisercraft, а моя мечта была попасть в дизайн-команду московского «Мемуариса». И благодаря микс-медиа она осуществилась. Это, наверное, самое лучшее моё дизайнерство в российских командах.

Что касается других направлений в скрапе, то шебби, например, я не осилила, это совсем не моё. Бывают мастера, кто и шебби, и гранж, как Ольга Знаменская, но я решила, что оставлю шебби другим. Есть Катя Погодина, которая прекрасно с ним справляется. Мне нравится американский стиль и CAS. Последний, кстати, отлично у меня получается, просто больше отдыхает душа именно на стимпанке — в этих деталях, многослойности, это моё.

 

О переездах и Америке

 

— Как ты оказалась в Америке?

— Уехала вместе с мужем, его пригласили работать в Microsoft, он программист. Вообще мы много где пожили. Я жена с чемоданом. За 13 лет мы переезжали 18 раз — со всеми чемоданами, коробками.

— Мне кажется, даже военные столько не переезжают, а ты ведь родом из военного городка.

— Я, кажется, рассказывала эту шутку на одном из вебинаров. У меня был молодой человек, военный, учился в Кемеровском училище связи. Хороший человек, до сих пор жив-здоров, слава богу. Я смеялась и говорила, замуж за него не пойду, не хочу переезжать с места на место. А теперь надо мной знакомые хохочут. Ещё больше переезжаю. Но я привыкла.

— Какой город полюбился больше, где бы хотела остаться жить?

— Я бы хотела жить в Киеве, в Питере и в Ванкувере. Три места совершенно разные, но притягательные своим колоритом. Здесь мне было очень комфортно. Я сильно с людьми не общаюсь, когда в обычной жизни живу, в основном у меня вся работа и общение через интернет. Негде время брать на то, чтобы общаться, к примеру, за чашкой чая. В России, конечно, было по-другому всё. А здесь ты, по сути, видишь людей со стороны. Ты выключен из общества и наблюдаешь. Это очень удобно. Особенно для человека, который занимается скрапбукингом. Который, как я, оформляет семейные истории.

Создавая альбом, ты видишь отношения людей в семье со стороны. И тебе необходимо с помощью материалов передать это, чтобы всё по-настоящему было. Есть профессия — семейный архивариус. Это люди, которые работают в архивах, ищут информацию о семьях, домовые книги старинные поднимают в церквях. По сути, человек, который занимается скрапбукингом семейным, должен уметь искать эту информацию. Для меня самое ценное — писать историю, а не просто фотки оформлять. А вот стимпанк — это для удовольствия, это для души.

 

О семейных историях

 

— Кто обычно заказывает семейные альбомы и с какой целью?

— Люди, которые вот-вот шагнут за черту и хотят о себе оставить хоть какую-то информацию, воспоминания. Понятно, что воспоминания надо писать с молодости, в старости в силу работы мозга забываются многие вещи. Например, в молодости она была влюблена в маленького кругленького мальчика, а в старости будет помнить высокого голубоглазого блондина. В голове сложилась такая картинка, она в неё верит. Но фотка-то говорит другое.

 

Среди молодёжи тоже есть понимание того, что историю надо писать сейчас. Мне 33 года, этот возраст я ещё отношу к молодёжи. Мы живём в эпоху инстаграма, люди охотно выкладывают первые фотографии своих детей. Но вот истории прошлого, своих бабушек, прабабушек никто не выставляет на всеобщее обозрение. Здесь это не принято. Когда я делаю альбом, я подписываю договор, по которому я не могу выкладывать фото альбома в интернет. Его поставят на полку в домашнюю библиотеку и всё. Но я считаю, что помочь другим сохранить их семейные истории — это важно.

По сути, и моя семейная история после революции была раскатана, многое пришлось восстанавливать. Через свою историю я постигла то, что другие истории — тоже важны, их нужно писать, рассказывать. По крайней мере, так сохраняются какие-то корни, ты понимаешь, откуда вышел, чем твои родственники руководствовались в той или иной ситуации. Почему у молодёжи в 15-16 лет срывает все пробки? Я пришла к такому понимаю этой проблемы: нет линии семейной истории, ты не знаешь, что делали твои бабушка с дедушкой в этом возрасте, мама с папой. Всё как тайна за семью печатями. Как будто они были старые вечно, а ты сам по себе такой молодой, ветер в парусах, и не знаешь, куда двигаться. А если ты с детства воспитан на семейных фотографиях, кстати, в Америке это очень развито, дети в детском саду многие вещи понимают и постигают через фотографии, ты знаешь, как себя вели бабушка с дедушкой, почему они поженились, почему у них были дети. Нужно воспитывать не столько на Толстом и на Гоголе, а на своей семейной истории, тогда меньше проблем будет. У тебя есть перед глазами опыт твоих родственников, ты понимаешь, они тоже были молоды и делали ошибки, но при этом они сохранились, выжили и родили тебя.

 

Скрапбукерша — это бабушка, которая сохраняет историю для своих детей. Это круто. И дело не в том, сколько у тебя материалов или насколько они дорогие. Помогай оставить семейные следы. Ребёнок вернётся к этому, переберёт свои отпечатки ручек, ножек и прочее и поймёт, что он действительно был важен и нужен. В этом и есть смысл.

— Как ты оформляешь семейные альбомы?

— В семейных альбомах обязательно должен быть журналинг, я для него оставляю место, и люди потом сами пишут, что хотят. Если письма какие-то пишут, они вкладывают их в готовый альбом, я к ним не прикасаюсь. Фотографии, с которыми работаю, это, как правило, копии. Если хотят сами вклеить оригиналы, все размеры оговариваются. Если есть памятные вещи, меморабилия, я фотографию их на телефон и прикидываю, куда это можно применить. Вещи, которые я беру, описываются и вносятся в договор, а потом возвращаются.

Некоторые пишут письма своим внукам, правнукам, праправнукам, потом запечатывают, чтобы никто их не открыл раньше времени. В Америке вообще фетиш по этому поводу. Многие берут готовый альбом и кладут в ячейку в Wester Union до определённой даты. Родственники могут даже не знать о его существовании, а через много лет в назначенный день им принесут этот альбом. Это традиция. В России таких вещей нет.

— Наверное, непросто с такими заказчиками?

— С людьми вообще непросто. По сути, надо быть психологом. У меня законченного психологического образования нет, хотя я училась на факультете психологии. В основном заказывают такие вещи женщины, скрапбукинг — в большинстве женская территория. Потому что у них много эмоций к детям, к внукам, им хочется всё это записать. Мужчины не всегда готовы, допустим, чтобы в семью кто-то пришёл и понаблюдал за ситуацией. С женщинами проще.

Нельзя много альбомов в год взять, чтобы у тебя получилась хорошая работа. Нужно подойти с умом, подобрать материалы. Не всегда сразу получается их найти. У меня была такая история, я сказала, давайте сейчас всё обсудим, но пока бумаги нет, я её поищу, и тогда начнём работать. От начала обсуждений до готового альбома прошёл почти год. Нужна была старая коллекция бумаги, которую в итоге по крупицам по всему свету собирала. Обычно, конечно, сами альбомы быстрее делаются.

 

О рукодельном бизнесе в России и США

 

— То, что ты рассказываешь, не похоже на скрапбукинг, который я вижу в России.

— В России и в Украине скрапбукином занимаются в основном молодые девушки. В Америке это женщины, кому за 50. Очень многие увлекаются микс-медиа. А на мастер-классы, где можно оформить фотографии в стиле винтаж, например, приходят бабули, которым далеко за 70. Ко мне приходила женщина, которая все проекты делала с фотографиями своей свекрови, которой уже давно нет в живых. Объясняла она это тем, что свекровь была очень хорошим человеком, и эти работы — в память о ней. А у нас как? Покупают венок и идут на кладбище. Здесь человек работает с образом. Бывают женщины взрослые такую чепуху, на мой взгляд, делают с позиции дизайна. Но с какой любовью они всё это прикладывают, кружева от маминых рубашек приносят, всё это сохраняется в семье. Когда я приехала в Америку и увидела работы тех, кто здесь занимается скрапбукингом, то подумала: боже, какой кошмар! Ничего в них не сочетается, всё намешано, разные коллекции, разные фотографии — зима, лето, цветные, чёрно-белые. Ни золотого сечения, ни черта там нет! Какая-то каша-малаша. Но у них это арт-терапия.

 

 

— Сложно было перестроиться на американский скрап?

— Не думаю. В России я долгое время работала в организации праздников, свадьбы каждую пятницу-субботу, детские дни рождения, вокруг всегда тысячи людей. Когда я приехала в Америку, то не стала искать общения с русскоговорящей диаспорой и пытаться обзавестись друзьями, я хотела найти себя. Всё то время, в которое можно было с кем-то пить чай или кофе, я тратила на образование. Училась в том числе понимать, что такое скрапбукинг для американцев.

В России скрапбукинг больше для красоты. Это моё субъективное мнение. Мастерицы стараются сделать максимально красиво, богато. Здесь не аскетизм, конечно, здесь просто другое отношение. Люди стараются сохранить свои воспоминания в фотографиях и эти снимки при помощи материалов раздвинуть, чтобы они вышагнули, чтобы вся атмосфера снимка выпрыгнула на страницу и дальше разошлась по ней.

Я живу в Америке шестой год. Много работала над собой, не торопилась за кем-то успеть. Просто хотела быть завтра лучше, чем вчера. И по работам вижу, что стала больше понимать в дизайне, в сочетаемости цветов, в многослойности. Это моя победа над самой собой.

— Ты сказала, что подписываешь с клиентами договор о конфиденциальности и потом не выкладываешь фото своих альбомов в интернет. Как же тебя находят заказчики?

— В Америке развиты семейственные вещи. Рождество, День благодарения — в эти дни американцы собираются вместе, смотрят семейные видео, фотографии, показывают мои альбомы. В моей семье это тоже было очень развито. Почему, наверное, я к этому и пришла. В нашем доме было много книг и альбомов, всю родню я знала заочно по фотографиям. Многие родственники жили далеко и приезжали редко. Мне было интересно, и взрослые поддерживали этот интерес.

 

— В России в норме вещей продавать рукоделие и при этом не платить налоги, а как с этим обстоят дела в Штатах?

— Я плачу налоги. Это называется работа на себя. Я педагог. Денег на руки я не получаю, у меня отдельный счёт на PayPal. А как по-другому? Было бы странно объяснять американцу, который с 12 лет работает, откладывает себе на колледж и платит при этом налоги, чтобы мне заплатили как-то мимо кассы. В Америке у меня много лет нет кошелька, только карточка. Вообще здесь очень сложно ограбить людей, потому что никто не носит с собой наличные

— Большой налог?

— 30% от заработка — вне зависимости от того, какой он. Вся инфраструктура, всё, что называют американской мечтой, делается на налоги. Даже если у тебя случится пожар, тебе придётся заплатить за всю ту воду, которые они на тебя выльют, ещё соседи страховку огромную выкатят, за то, что ты их залил. Тяжело привыкнуть к таким вещам, когда приезжаешь из России.

 

О личном

 

— Основное направление твоего рабочего скрапбукинга — это семейные истории. Что-то ещё оформляешь?

— В основном оформляю семейные истории, которые связаны с прошлым, с событиями, которые люди уже пережили. Для мам, родивших недавно, делаю только «Мамины дневники» и объясняю, как их заполнять. Тут ведь не главное записать, когда вылез первый зуб. Главное зафиксировать, что было важное для тебя. Как ты себя чувствовала в тот или иной момент. Когда ты очень устала. Мамины сокровища не направлены на то, чтобы сохранить пупок или носок. Это нужно для твоего ребёнка, он вырастет и захочет посмотреть, какие у него ножки маленькие были, будет свою стопу к отпечатку прикладывать. Я стараюсь фокусироваться на точках конкретных, которые лет через 50 будут важны.

— Сама ведёшь «Мамин дневник»?

— Да, у меня есть. Поначалу там были взрывы и вампиры. В жизни не всё такое розово-шоколадное, как в инстаграме. Когда нет человека, на которого ты могла бы оставить ребёнка и выйти, походить вокруг дома одна — сложно. Но сейчас я возвращаюсь к тем временам и думаю, тогда-то сложнее было. Он же сам уже всё делает, ходит, кушает. Да, это моменты, которые нужно записывать для себя. Потребуется этот дневник ему потом — хорошо. Не потребуется, ну и ладно, он был для меня. Может, его дети потом почитают.

— Николас не ходит в детский садик?

— Здесь в основном все частные детские сады и очень дорогие. Один день в неделю он посещает детский сад несколько часов. В другие дни я езжу с ним в бассейн, в спортивный зал. Это всё в разных местах находится.

— Несмотря на то, что у тебя маленький ребёнок, ты выступаешь на вебинарах и ведёшь свой курс по стимпанку, а ещё недавно поставила школьный спектакль. Где берёшь время?

— Иногда ночью приходится работать. Курс по стимпанку, конечно, много времени отнимает. Плюс вебинары требуют большой эмоциональной отдачи. 500 человек висит в онлайне, и тебе приходится держать в голове алгоритм мастер-класса, следить за временем и смотреть чат. После вебинара приходится восстанавливаться несколько дней и ничего не делать в скрапбукинге. Но мне было легче в первый раз выступать, чем многим другим девочкам, так как в России я в одно время работала на «Авторадио», там тоже нужно быть полифункциональным.

 

Что касается спектакля, это было в прошлом году, я работала в русской школе. Не думала, что профессия здесь меня настигнет, случайно так получилось, я специально не устраивалась в школу. С ребятами мы поставили спектакль «Сказка о царе Салтане», он получился небольшой совсем в силу того, что это субботний театр, дети его мало посещают.

— Расскажи, какие цели ты сейчас перед собой ставишь?

— Если говорить про скрапбукинг, хочу организовать свою выставку по стимпанку. У меня недавно спросили, ты считаешь, твой стимпанк имеет место быть? Я задумалась, но потом ответила, да. Стимпанк, который знают все, — миксмедийный, это в основном какие-то арт-объекты. А бумажного нет, он не развит. Именно потому, что он такой уникальный, мне бы хотелось, чтобы люди увидели его аутентичность, красоту. Все его представляют как нечто грязное, закопченное, сродни гранжу. А мне бы хотелось, чтобы увидели эстетику стимпанка, посмотрели на этот стиль по-другому.

07 декабря 2017
344
0

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить