Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Кемерово — город любви

Кемерово — город любви

14 февраля

Романтические истории горожан

Фотографии Дарья, Верзилова, Георгий Шишкин, Мария Жеребцова, Google Images

Часто о любви больше скажут тихие объятия или выражение глаз, чем пышные букеты и красивые подарки. О любви могут рассказывать улицы и дома. Любовь хранится в старых фотографиях, в воспоминаниях и мгновениях. Любовь можно услышать в затихающей мелодии, почувствовать в запахе кофе. Случайный взгляд может превратиться в любовь. Тихо падающий снег, весёлый смех, подброшенная вверх шапка — тоже выражение любви.

Город, в котором происходит тысячи встреч и расставаний, в котором прошлое проникает в настоящее и остается лёгким флёром молодости на плечах уже пожилого человека, красиво и тихо отдаёт себя влюбленным во все времена. Связь не рвётся, так же, как и настоящая любовь, не исчезает. Город, как и люди, жившие и живущие в нём, хранит их чувства, словно молчаливый свидетель и надёжный друг.

В День всех влюблённых мы собрали романтические истории кемеровчан, которые произошли в нашем городе в разные времена.

 

60-е

Танцевальная площадка Городского сада

Рассказывает Ольга Васильева

 

Существует семейная легенда, где и как познакомились мои родители. Шёл 1968 год. У моего папы была младшая сестра, Тамара, на тот момент незамужняя, скромная и застенчивая, которая очень хотела сходить на танцы. Тогда главная танцевальная площадка находилась в самом центре города — в Горсаду. Папа мой часто ходил играть туда в шахматы. Сестре не стал отказывать, на танцы её отвёл.

И вот, кружатся пары, а папа мой, ему было тогда 29 лет, стоит в сторонке и просто наблюдает за всем происходящим. В это время к нему подходит молоденькая девочка и приглашает на танец. Это была моя восемнадцатилетняя мама. Дело было летом. Ночь была тёплая. Папа пошёл провожать маму до Телецентра. Проводил. А мама решила затем проводить до дома отца. На Красную горку. Так они и ходили всю ночь, провожая друг друга, видимо, уже не в силах расстаться.

Куда в это время делась сестра отца и кто провожал её — семейная история умалчивает. Надо будет спросить как-нибудь.

 

1970 -е

Городская набережная

Рассказывает Татьяна Крюкова

 

Зима была. Мой будущий муж тогда только пытался за мной ухаживать и пригласил на свидание на набережную. Для меня, девушки с шахты Северная, набережная была особенным местом. Пока учились, не было времени даже прогуляться по ней. С утра через мост на занятия. Вечером — обратно. Моя подруга Люда, которую её будущий муж тоже приглашал на прогулки именно сюда, часто вспоминает, что в начале 70-х по набережной очень много людей гуляло с догами. Сейчас догов в Кемерове и не увидишь.

Помню, иду я на свидание тогда, снег падает, и вижу, что он меня уже ждёт. Волнуюсь очень! Стояли долго, смотрели на правый берег, разговаривали. А потом он меня поцеловал. И после этого сорвал со своей головы шапку и как запульнул её к реке. От того, что понял, что кроме как с ним, я ни с кем не целовалась ещё. И это действительно было так. И целоваться я не умела совершенно. Карабкался потом за шапкой по снежному склону к Томи и обратно.

Потом часто он провожал меня домой, на шахту Северная, на правый берег. И в морозы в ботиночках на «рыбьем меху» пешком шёл обратно — в университетское общежитие на Васильева. Трамваи до двух ночи только ходили. Мама у меня строгая была, ночевать у нас только один раз разрешила остаться.

А для меня набережная теперь навсегда — память о моём первом поцелуе.

 

1980-е

Ресторан «Шалго»

Рассказывает Наталья Торопова

 

Весна 1989 года была ранней, в марте снега уже не было и можно было ходить без шапки и демонстрировать миру красоту стройных ног. 7 марта мы с братом стояли на остановке, ждали автобус, чтобы пойти в кино. Мимо нас проехала машина, с визгом остановилась и сдала назад. Из неё вышел высокий парень и, спросив у моего брата разрешения познакомиться, обратился ко мне. Спросил, что я делаю следующим вечером. Договорились встретиться у Театра драмы. Я, конечно, пришла. Сапоги на высоченных каблуках, кудри по плечам, подводка — как у Нефертити... Короче, красотка. Он ждал. Вышел из машины. С цинковым ведром. В ведре около ста тюльпанов: красных, белых и розовых. Жёлтые тогда не дарили, после песни Наташи Королёвой.

Не помню, что он мне говорил, настолько ошеломительным был этот подарок. Следом за ним вышел другой парень, ведро ему передали и велели ждать, а меня повели в ресторан Шалго.

А я ж девочка из рабочей семьи. Борщ, котлеты и пироги — наше всё. А тут приносят меню. А там какие-то антрекоты, бефстрогановы, де-воляй и ещё куча страшных неизвестных названий. Он меня спрашивает: «Что будешь заказывать?». Я называю первое, что в состоянии произнести. Он заказывает то же самое. Приносят. На тарелках мясо отбивное, картофель во фритюре, горошек и, о боже, спаржа. Мясо полито ярко-оранжевым соусом. Мой спутник спокойно берёт вилку и нож, начинает есть. А я нет. Так как ножом пользоваться не умею. Он смотрит с удивлением. Я понимаю, что всё идёт не так, как я представляла: ну там прогулки под луной, стихи и держание за ручки... И что если я сейчас не возьму в руки нож, то этого никогда и не будет. Ни-ког-да.

Решительно разворачиваю салфетку, беру приборы и со всей силы втыкаю вилку в мясо... Никогда до и никогда после я не видела такого полёта отбивной. Она выскользнула из тарелки, перевернулась в воздухе и шлёпнулась рядом с тарелкой кавалера. В ресторане стало как-то сразу тихо. Даже официанты умолкли. Я с перепугу схватила свою тарелку, накрыла ею мясо и подтянула к себе. По скатерти размазался ярко-оранжевый цвет в стиле Джаспера Джонса. Молодой человек склонился над своей тарелкой, было видно, как краснеют у него уши от смеха. Я подорвалась и понеслась на улицу. Догнал он меня уже на углу Весенней и Ноградской. Хохотал и успокаивал. Через минуту прибежали официанты: один нёс наши пальто, другой — пирожные. Их мы и ели, сидя на лавочке неподалёку.

Тюльпаны, кстати, стояли очень долго. Целую неделю моя квартира напоминала цветочную клумбу.

 

1990-е

Кинотеатр «Москва»

Рассказывает Екатерина Кирсанова

 

Прекрасное летнее утро. Телефонный звонок. «Катюнечка! Можешь встретиться со мной у кинотеатра „Москва“? Я уже здесь! Мне очень нужно тебя видеть». Я лишена предрассудков «принцесс», не люблю, чтобы меня ждали, поэтому быстро надеваю белый сарафан, собираю из волос «хвост» и мчусь к кинотеатру. Через три минуты я уже там — живу в доме по соседству.

Мой рыцарь стоит у входа с загадочным видом, широко улыбается, берёт меня за руку и говорит: «Пойдём в кусты сирени!». На этих словах мы начинаем хохотать. Забираемся в эти самые кусты и, оказывается, что там для меня приготовлен пикник. Уплетаем еду и смеёмся так громко, что какие-то бдительные тётушки заныривают своими носами в сирень и ворчат: «Ох! Совсем распоясалась молодёжь!».

Периодически от смеха роняем еду, и мой идеально белый сарафан теряет свою невинность. Но мне плевать — я чувствую себя совершенно счастливой, поэтому в таком запятнанном виде отправляюсь гулять на набережную со своим рыцарем, Сашей Белкиным, который на самом деле мой лучший друг, мастер на выдумки, любитель приключений и путешествий. У нас нет романа, у нас есть молодость, веселье и счастье ощущать весь город, любой куст сирени — своим!

 

2000-е

Кондитерская №1

Рассказывает Михаил Сабелев

 

Есть такие места, вокруг которых, хотел бы ты этого или нет, происходят важные события твоей жизни. И в зависимости от полярности этих событий совершенно меняется отношение к этому месту. Хотя, если копнуть глубже, дело не столько в месте, сколько в том, что ближе к концу 2000-х единственное более-менее доступное для студента кафе в городе, разумеется, из тех, где не пьют и не курят, «Белочка» здесь не в счёт, была именно «Кондитерская №1», на улице Весенней около гостиницы «Кузбасс».

Универсальность этого кафе поражает меня и по сей день. В нём можно позавтракать, пообедать, провести деловую встречу, выпить чаю с друзьями. В 2000-е оно идеально подходило как для первого свидания с девушкой, когда нужно в первую очередь поговорить и произвести хорошее впечатление, при этом не выглядя слишком воодушевлённо или заинтересованно (как Пушкин нас учил), так и для любого последующего, ибо если всё складывалось удачно, то место сразу обретало судьбоносный ореол «Кафе-Где-Было-Первое-Свидание».

Конечно, более прозорливые, возможно, подумают, что кое-кто просто комфортно чувствовал себя в знакомой обстановке, каждый раз стандартно заказывая пару сметанников с вишней и чай «Персик бессмертия», поскольку это был удобный повод пошутить (конечно, заранее заготовленной репликой) над названием чая, тем самым зарабатывая несколько баллов в графу «о-боже-он-такой-смешной». Тем не менее, даже несмотря на попытки систематизации хаоса мироздания путём создания алгоритма «первого свидания», «Кондитерская №1» преподнесла пару сюрпризов, которые кардинально изменили устоявшийся ход вещей, да и образ жизни в целом. 

14 февраля 2017
4688
3

Расскажи подругам

Проект: 14 февраля

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

No Avatar
Если честно, то город уж точно не любви. Кемерово - это город машин и серого настроения, глядя на улицу.
No Avatar

WCS
Если честно, то город уж точно не любви. Кемерово - это город машин и серого настроения, глядя на улицу.


Красота в глазах смотрящего
No Avatar

сейлормун

WCS
Если честно, то город уж точно не любви. Кемерово - это город машин и серого настроения, глядя на улицу.


Красота в глазах смотрящего


Истину Сейлормун говорит! Вот и картиночка в тему
 

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить