Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Дом, в котором оживают куклы

Дом, в котором оживают куклы

Увлечения

Арахна, Альберт и вселенная вампиров

Фотографии Дениса Борда

Для большинства из нас куклы — лишь воспоминания из детства, игрушки для самых маленьких. Они были у всех. Впрочем, у кого-то любимая куколка и сейчас занимает важное место в шкафу, а другие смогут вспомнить их только по детским фотографиям. Но есть люди, которые знают, что у некоторых кукол — своя жизнь. Их мало, и имя им — «БэЖэДэшники».

Арахна Вайс уже шесть лет вдыхает жизнь в BJD (ball-jointed doll, что в переводе «шарнирная кукла»), населяет ими художественный мир своих романов, а наш мир — персонажами историй про вампиров. Корреспондент женского журнала «Птица» узнал, почему шторы в квартире Арахны всегда плотно задёрнуты, и познакомился с кланами вампиров и Мухой.

В небольшой квартире Арахны первой меня встретила хозяйка дома, и сразу — они. «БэЖэДэшки», которые сидят на полках, стоят на полу, сидят на коробках и мебели и, кажется, сразу обращают на тебя внимание и начинают обсуждать между собой гостя. Назвать «коллекцией» десятерых маленьких человечков (как выяснится позже, человек среди них только один, остальные — вампиры) просто невозможно, настолько живыми они выглядят.

История BJD в жизни Арахны началась шесть лет назад с увлечения готикой, девушка хотела завести дома готическую куклу — для интерьера. Сначала она думала использовать для этого банальную «Барби» — полностью перерисовать ей лицо, сделать парик и одежду, а потом узнала о шарнирных куклах. Так случилось, что вскоре ей подарили первую BJD-шку — Альберта. К тому моменту он уже был одним из второстепенных литературных персонажей произведений Арахны: девушка пишет в соавторстве рассказы и романы о вселенной вампиров. Персонаж Альберта был готом, его образ девушка стала собирать в соответствующем стиле.

У парня Арахны, который «заболел» BJD раньше неё, уже была одна шарнирная кукла — Лауриц, вместе с Альбертом они стали инициаторами цикла рассказов. Тогда молодые люди наивно надеялись, что на этой парочке кукольное население их дома остановится, но не прошло и полугода, как они привели за собой всю остальную компанию.

Владельцы BJD, уважительно относясь к кукле не просто как к вещи, называют себя Хранителями. Куклы BJD — хрупкие, они боятся пыли, а на солнце материал просто желтеет, поэтому в доме Хранителей зачастую царит полумрак. А в полумраке дома Арахны живут вампиры...

— Все они что-то приносят нам. Когда приехал Лауриц, мы снимали квартиру, переезжать с ним было страшно: первая BJD-шка как-никак, страшно было его при переезде повредить. Видимо, Лау захотел большей безопасности и комфорта — вскоре после его появления нам удалось купить квартиру, — рассказывает Архана. — А Альберт, к примеру, вынудил меня поменять работу: он — моё альтер-эго, частенько меня воспитывает. Бывает, делаешь что-нибудь и думаешь: «А как бы Ал поступил? Что он об этом скажет?». Альберт на это выдаёт какую-нибудь мысль. Вот по одной из таких рекомендаций я и уволилась с предыдущего места — не могла поступить иначе, это был вопрос чести. Зато теперь работа меня полностью устраивает. Каждый из них — талисман, несущий что-то. И это работает.

Все персонажи пары Хранителей — и большие парни, и маленькие кошки-зверушки — живут в одном художественном мире, принадлежат одной реальности. О них молодые люди пишут повести, романы, небольшие истории. Кто-то из них уже пересекался, кому-то только суждено встретиться — вампиры из разных кланов, их доноры...

Ещё до появления всех BJD Арахна написала повесть и приступила к роману, то есть художественный мир существовал, соответственно, и персонажи нашлись. Отдельно взятые рассказы о Лаурице и Альберте всей реальности не покрывали, поэтому владелица кукол со Сфинксом (парень и соавтор девушки) решили их объединить в роман, который сейчас уже почти дописан.

У всех кукол — яркие, запоминающиеся лица. Индивидуальность им придаёт в том числе и мейкап, поэтому каждая кукла, каждый персонаж выходят разными. В этом они очень похожи на людей с нашими не похожими друг на друга лицами. Не все BJD-шники умеют шить или рисовать, но в этом доме куклам повезло: девушка отлично шьёт, а Сфинкс — рисует мейки. Сначала они воплощают персонажа в тексте, иногда — в рисунках, потом воссоздают его в BJD. Впрочем, иногда путь бывает обратным: от куклы с определённым образом — к литературному герою, всё очень индивидуально и непредсказуемо.

На то, чтобы собрать образ одной куклы, у Хранителей уходит довольно много времени: нужно найти подходящие глаза, парик, материалы для костюма, обувь, нарисовать мейк — у Сфинкса на это уходит до двух недель.

Одежду Арахна шьёт вручную: придумывает дизайн, снимает с мальчишек мерки, как с настоящих людей, делает выкройки. Сначала — пробный вариант, затем — примерка и подгонка под фигуру, и только потом начинается трудоёмкий пошив «набело». Тела у BJD разные, и одежда одной куклы в большинстве случаев не подходит другой.

Огромную роль здесь играют детали, те самые мелочи, которые делают куклу живой. Нюансы стиля, отдельные элементы одежды, аксессуары — всё, что соответствует характеру персонажа. Владельцам шарнирных кукол приходится часто самим делать аксессуары, украшения, посуду, предметы первой необходимости. У кукол Арахны даже есть книги, как сделанные ею собственноручно, так и заказанные у рукодельницы из Петербурга.

— Многие вещи для них я делаю сама. Вот Юлиан у меня кофеман, он и меня научил варить кофе. И в один прекрасный момент потребовал себе турку — пришлось слепить её из полимерной глины, — говорит Арахна.

У каждой BJD — свой характер, к каждой нужен особый подход. Девушка часто с ними разговаривает. Хранители вдыхают в них жизнь — и они перестают быть просто куклами. Не договоришься с ними — они начинают капризничать, выдвигать свои требования, ведь когда одного персонажа собираешь два года, когда вступаешь с ним в литературное взаимодействие — сложно не относиться к нему как к живому. Кроме того, куклы и сами меняются со временем, развиваются, проявляют себя и в реальной жизни, и в литературном мире.

Собрать целого персонажа в его физическом воплощении — дело непростое. Необходимо не только найти нужный тип лица, но и тело (если куклу заказывают не целиком), дождаться изготовления... Попутно — выбрать глаза и парик. BJD сегодня — это целая индустрия, которая очень развита. Найти можно практически любую куклу, от какой-нибудь популярной фирменной и бюджетной до дорогостоящей лимитной серии или авторской. Изготовители предлагают разные головы, разные по пропорциям и степени подвижности тела, разное строение шарниров. Размеры тоже разные — от малышей 7–10 сантиметров ростом до 70–80-сантиметровых мужчин и дам.

— У нас, в основном, куклы ростом 70–80 сантиметров. Тьёрви — чуть поменьше. Муха (стрекоза от Doll Chateau) и Мирте-Люция (Charlotte от Pipos) — около 29 сантиметров ростом. Ну и малышня по 12–15 сантиметров. Мелкозвери, как мы их называем, — добавила Арахна.

У ребят хранятся несколько отдельных голов — «йориков», которые ждут, когда их посадят на тела. Во-первых, тела обходятся дороже, во-вторых, ребята довольно часто сочетают в одной кукле тело и голову, произведённые разными фирмами, добиваются идеального соответствия персонажу.

На вопрос: «Сколько ещё кукол вы планируете приобрести и оживить?» — Арахна честно ответила, что не знает.

— Ведь это не просто полиуретан в форме человека, это — живые персонажи. Они стали частью нашей жизни и нашего творчества, и никто не знает, когда с нами захочет жить ещё кто-то из них, — заключила девушка.

 

21 сентября 2016
1601
0

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить