Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
До первой крови

До первой крови

Истории

К чему приведёт закон о декриминализации побоев

Фотографии Георгия Шишкина, Google Images

Госдума рассматривает во втором чтении закон о декриминализации побоев в отношении близких лиц. Если его примут, то за насилие в семье будут наказывать административно: 15 суток или штраф до 30 000 рублей — наказание за единичный случай. Повторное заявление о побоях запустит уголовный процесс. Но это будет дело частного обвинения: не прокурор, а пострадавшая сторона выступит обвинителем в суде.

По приказу Минздрава, побоями являются ссадины, гематомы, поверхностные раны, кровоподтёки, ушиб мягких тканей. Считается, что нанесение этих травм не причиняет вреда здоровью.

Журнал «Птица» разбирался, к чему приведёт закон о декриминализации побоев и как его восприняли в обществе.

 

Всех нужно наказывать одинаково

 

Сторонники закона считают, что он устраняет недоразумение. С июля 2016 года стали действовать поправки в статью 116 Уголовного кодекса «Побои», по которой эти действия стали правонарушением. При этом побои в отношении близких лиц остались в сфере уголовного преследования. В Сети эту инициативу назвали «Законом о шлепках». Против неё выступала замглавы комитета Совета федерации по законодательству Елена Мизулина, представители РПЦ и Родительского Всероссийского сопротивления.

— Если вы шлёпнули своего расшалившегося малыша, вам грозит до двух лет лишения свободы. А если ваш сосед побил вашего ребенка — всё закончится административным наказанием, — заявила тогда Мизулина. — В этом смысле «Закон о шлепках» сам по себе — акт ненависти по отношению к семьям с детьми.

Позднее депутаты Госдумы составили законопроект о декриминализации побоев в отношении близких лиц. В пояснительной записке к нему говорится, что он «направлен на устранение неоднозначного толкования положений», возникших после принятия последних поправок в статью о побоях. А именно, за побои в семье наказывать будут также — штрафом, повторный случай приведёт к возбуждению уголовного дела частного обвинения. То есть пострадавшему или его законному представителю придётся не только написать заявление в полицию, но и выступить обвинителем в суде.

Представитель Родительского Всероссийского Сопротивления Илья Коробков убеждён, что закон о декриминализации побоев в нашей стране необходим. По его мнению, он не только устранит упущение законодателей, но и поможет избежать бесконтрольного изъятия детей из семьи.

— Я отец двоих детей, поэтому непосредственно подвержен влиянию этого закона. В июне 2016 года уже был принят закон, который является первой частью статьи о декриминализации побоев. Сейчас говорят, что декриминализуют побои в отношении близких лиц, но умалчивают, что уже сделали это в отношении посторонних. Сейчас происходит дискриминация по факту родственных связей. Новый законопроект призван восстановить справедливость. Теперь, в случае единичного факта побоев, человек заплатит штраф. Также стороны — члены одной семьи — могут пойти на примирение. Раньше такой возможности у них не было. Сам я против насилия, но за одни и те же преступления наказание должно быть одинаковым.

 

Штраф из семейного бюджета

 

Юрист и сооснователь проекта «Насилию.net» Анна Ривина выступила против закона о декриминализации побоев в отношении близких лиц. Она убеждена, что в российском обществе насилие всё ещё не считают недопустимым.

— Побои становятся не преступлением, а правонарушением. Побить близкого человека — это теперь то же самое, что неправильно припарковать машину — заплатил штраф и живёшь дальше. Насилие становится чем-то малозначительным, и отношение к нему меняется. Вместо того, чтобы принимать столь необходимый закон против домашнего насилия, где были бы учтены меры по профилактике этого явления, мы делаем шаг назад, — объясняет Анна Ривина. — Нельзя сравнивать побои, нанесённые близким человеком и посторонним. От незнакомца можно уйти, чтобы уже у себя дома чувствовать себя в безопасности. У жертв домашнего насилия такой возможности нет. Вчера человек вас избил, а уже сегодня вы продолжите жить с ним, вести совместное хозяйство, общаться. В нашем законодательстве не предусмотрено ни охранного, ни судебного ордера, который бы защищал человека от повторных актов агрессии. А ведь эта система успешно работает не только в США, но и в Республике Беларусь.

Как говорит Анна Ривина, у статьи 116 была превентивная задача — она ограждала жертв домашнего насилия от более тяжких преступлений, включая убийство. Когда по этой статье начиналось расследование, это был опасный звоночек — на человека обращали внимание правоохранительные органы. Теперь ситуация изменится.

— Сейчас законодатели говорят, что предложена двухступенчатая система, — отмечает сооснователь проекта «Насилию.net». — При повторном нанесении побоев будет предусмотрена уголовная ответственность. И в таком случае это будут дела частного обвинения — пострадавшему нужно самому идти в суд и доказывать вину того, кто нанёс побои. Это трудно сделать человеку без специального образования и средств. Что касается административного штрафа, то его будут выплачивать из семейного бюджета. Женщине, с бюджетом на семью в 20 000 рублей, предстоит дилемма — сообщить, что её побили, или купить детям еду, промолчав об этом. Выбор очевиден.

Как отмечает Анна Ривина, многие родители заблуждаются: закон о декриминализации побоев не связан с изъятием детей из семьи. За шлепок их смогут отобрать даже после принятия закона о декриминализации.

— В Семейном кодексе есть статья 77, в соответствии с которой органы опеки могут изъять детей в случае угрозы их жизни и здоровью. Нет чёткой формулировки в законодательстве, что из себя должна представлять эта угроза. Органы опеки самостоятельно принимают решение. Поэтому не важно, какая ответственность введена за побои — уголовная или административная, — считает эксперт.

Говоря о домашнем насилии, мы подразумеваем женщин и детей. Но есть и другие жертвы побоев — это пожилые люди. Они ещё более беззащитны перед агрессией своих близких и нуждаются в поддержке.

— Есть люди, которые остаются особенно незащищёнными после принятия закона. Это пенсионеры, которых мы оставляем наедине с трагедией и угрозой жизни. Латентность преступлений в отношении них очень высока. Ко мне часто обращаются друзья или знакомые, которые слышат, как бабушка или дедушка терпят жестокое обращение. Стариков бьют, отнимают у них пенсию. Меня спрашивают — как им можно помочь? Мы почти ничего в этом случае сделать не можем. Но всё равно нужно вызывать полицию. И добиваться, чтобы жертва не молчала. У нас часто стыдятся побоев. Наше общество думает о жертвах, что они спровоцировали такое отношение к себе и терпят его. Но виноват всегда только тот, кто не контролирует свои руки.

 

Сломленные насилием

 

Кризисный психолог Евгения Задруцкая убеждена, что даже единичный случай побоев в семье наносит психологическую травму. Причём не только жертве агрессии, но и случайным свидетелям акта насилия. Если конфликт происходит между супругами, то ими чаще всего становятся их дети.

— Побои в семье разрушают уверенность в том, близкие люди всегда на нашей стороне. Если нас бьют, то осознанно причиняют нам вред. И это особенно страшно, если делает это человек, который должен поддерживать нас — супруг, родитель или повзрослевший ребёнок, — объясняет психолог. — Нападение незнакомца пережить легче — от него мы можем убежать, спрятаться, не видеть его нигде больше, кроме суда. Если агрессию проявляет близкий человек, то жертва лишена убежища, где можно передохнуть. В самом безопасном месте в мире — доме — человек переживает насилие. Это переворачивает картину мира. И для кризисного психолога работа с жертвами домашнего насилия — самая трудная.

Иногда побои — это только начало. По словам Евгении Задруцкой, насилие чаще всего проявляется в нескольких видах. Если есть физическое, то будет экономическое, психологическое или сексуальное — всё зависит от того, какие рычаги давления на жертву есть у агрессора. Влияет и то, как ведёт себя пострадавший человек. Насколько он сломлен, в силах ли сопротивляться происходящему.

— Многие недоумевают, почему жертвы домашних тиранов не уходят из семьи, — объясняет Евгения Задруцкая. — Мол, бьют тебя, значит, пиши заявление в полицию, разводись. Но далеко не всем хватает сил совершить это. Слабость и беспомощность встраиваются в нашу личность. Мы не верим, что можем что-то изменить. Когда человека систематически бьют, ему чаще всего объясняют, что проблема в нём: он неправильно себя ведёт, провоцирует, с ним что-то не так. Агрессор всегда найдёт, к чему придраться. И жертва перестаёт воспринимать себя как источник позитивных действий. И думает, что она может сделать только то, за что понесёт наказание. Поэтому и кажется, что опасно проявлять себя хоть как-то. Жертвы домашнего насилия становятся пассивны не только в семье, но и в работе, а также в общении с другими людьми.

Часто от насилия в семье страдают дети. Если они видят, как бьют их маму — это тяжёлая психологическая травма, говорит психолог.

— Свидетель агрессии видит, что близкие отношения — это боль и насилие. По такому же типу он будет строить своё взаимодействие с миром и окружающими людьми. Есть большая вероятность того, что он в будущем станет агрессором или будет терпеть насилие по отношению к себе. Также он может вырасти пассивным, испытывать сложности в профессиональном самоопределении — из-за нежелания как-то проявлять себя. По статистике, в 70% случаев, если агрессор бьёт мать, то он поднимет руку и на детей. Или будет их использовать, чтобы она вела себя так, как ему хочется.

Эксперт подчёркивает, что насилие и созависимость меняют нас. Жертвам домашней тирании необходима психологическая поддержка. Если сначала они воспринимали побои как нечто недопустимое, то после жизни с агрессором планка нормы сдвинулась — им кажется, что только такое отношение к ним возможно.

— Если вы переживаете домашнее насилие, вам нужно отделиться от агрессора. Съехать в другую квартиру, ограничить это общение — тогда он не будет иметь над вами такой власти. Рядом с ним вы каждый день находитесь на войне, под огнём. А на войне реабилитация невозможна. Когда сил на решительный поступок нет, нужно обращаться к специалистам. К психологу, в кризисный центр, где помогут решить проблемы с жильём. И обязательно общаться с людьми, которые поддерживают вас. Не отказывайтесь от помощи.

В Кемерове в Центре социальной помощи семьи и детям работает отделение для помощи женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Там можно остановиться, пока вы не решили проблемы с жильём и работой. Срок бесплатного пребывания — от 10 дней до месяца, отделение работает круглосуточно. Дополнительную информацию можно получить по телефонам 8-(3842)-31-04-62, 8-(3842)-28-29-15.

 

Надежда на третье чтение

 

В Москве на Болотной площади 28 января состоится митинг «За семейные ценности», участники которого выступят против законопроекта о декриминализации побоев. Его организатор — Александра Воскресенская, студентка Московской государственной юридической академии им. Кутафина.

— Разница между уголовной ответственностью и административной — это степень опасности правонарушения. За побои в семье нельзя наказывать штрафом. Проблема домашнего насилия — глобальная. Но в других странах вводят законы о семейно-бытовом насилии и его профилактике. В России побои в семье выводят из Уголовного кодекса, лишая жертв — женщин, детей и пожилых людей — механизма защиты. Агрессор заплатит штраф и вернётся к прежней жизни, сможет устраиваться на работу и даже претендовать на госдолжности. Это чудовищно.

Александра Воскресенская убеждена, что митинг изменит мнение общественности о декриминализации. Она верит, что ещё не всё потеряно.

— Я надеюсь, что статья 116 не будет выведена из УК. Если бы не надежда, то митинга бы не было. Не добьёмся этого результата, значит, привлечём внимание общества к проблеме домашнего насилия. Покажем, что мы готовы отстаивать свою гражданскую позицию. В России мало кто на это готов. На митинг должно прийти не менее 500 человек.

 

23 января 2017
2597
6

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

No Avatar

 

 
Желание наказывать и наказывать.
 
Недавно, 23 января, была опубликована статья в интернет-журнале "Птица" с моим комментарием на тему. Узнал я гораздо позже, поэтому пишу такой запоздалый ответ. Сразу скажу, что мои слова были переданы, конечно же, далеко не полностью, но в целом смысл был сохранен. За это большое спасибо автору, так как почти все предыдущие разы общение с прессой у меня омрачалось неверными и нелепыми купюрами моих слов.
 
Но не сокращение моих слов побудило писать этот текст, а сам посыл статьи, комментарии автора текста по самой проблеме, описание проблемы и того, что происходит сегодня.
 
Ещё оговорюсь, что конечно, это можно назвать некомпетентностью, про это можно сказать "не вник в тему", но мне всё реже хочется подобное отношение в статьях оправдывать. Всё чаще видно, что это именно позиция автора, а не незнание.
 
Иногда во мне просыпается перфекционист, и сейчас я разделю описанное в статье на пункты для удобства разбора.
 
Чтобы все знали, о чем речь.
Ст. 116 УК РФ: "Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы -
 
наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.
 
Примечание. Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки) опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство."
См. здесь.
 
Итак, что в чем герои статьи лгут и в чем пытаются манипупулировать читателями:
 

1. С самого начала читатель вводится в курс дела, объясняются термины. И читаем мы, что побои - это раны, кровоподтеки, ушибы.
Текст автора: "По приказу Минздрава, побоями являются ссадины, гематомы, поверхностные раны, кровоподтёки, ушиб мягких тканей. Считается, что нанесение этих травм не причиняет вреда здоровью."
Отдельно обратим внимание на "считается". Это не "считается", а по закону так. Как только будет по закону другое, будет и разговор другой.
Нельзя сказать, что это прямая ложь. Это - манипуляция, недосказанность. Так как закон говорит не только о побоях. В тексте статьи указано "Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115". (ст. 115, если кому лень посмотреть, это легкий вред здоровью). Налицо намеренное (?) "утяжеление" состава преступления, который планируется перевести в КоАП.
 
2. Далее утверждается, что побить - это будет то же, что и неправильно припарковать машину. И как же плохо, придется жить с тем, кто нанес побои.
Анна Ривина: "Побить близкого человека — это теперь то же самое, что неправильно припарковать машину — заплатил штраф и живёшь дальше.".
Психолог Елена Задруцкая ("Если вы переживаете домашнее насилие, вам нужно отделиться от агрессора. Съехать в другую квартиру, ограничить это общение — тогда он не будет иметь над вами такой власти.").
Хорошо, дополняем аналогию. Вдруг с сегодняшнего дня у вас неправильная парковка на улицах города карается административным штрафом, а неправильная парковка во дворе дома - уголовным наказанием до 2 лет лишения свободы. Это нормально с точки зрения знаменитых юристов? Это не несправедливость? А давайте ещё за неправильную парковку во дворе будем запрещать людям парковаться там? Ну, чтобы другим людям не было некомфортно и страшно из-за возможного повторения неправильной парковки. Точно-точно. Посадим этого человека, а пока следствие - пусть убирается со своей машиной с дворовой парковки. Молодцы господа юристы с психологами!
 
3. Пишут, мол, 116 статья имела превентивную функцию - побил, и на тебя обращали внимание правоохранительные органы.
Анна Ривина :"Как говорит Анна Ривина, у статьи 116 была превентивная задача — она ограждала жертв домашнего насилия от более тяжких преступлений, включая убийство. Когда по этой статье начиналось расследование, это был опасный звоночек — на человека обращали внимание правоохранительные органы.".
Это манипуляция, так как превентивная задача означает предупреждение чего-либо, не допущение. А когда начинается уголовное дело, это уже не предупреждение, это стигматизация семьи - "муж уголовник", "судимый муж" и пр. Как это поможет остановить насилие, если оно "практикуется" в этой семье? А никак. (Тут мы подходим к очень важному вопросу о целях пенетенциарной системы не только в России, а во всем мире. Словосочетание "исправительные учреждения" уже давно стало оксюмороном.)
 
4. Побои от родного человека - хуже, чем от постороннего, так как придется жить с ним дальше.
Анна Ривина: "Нельзя сравнивать побои, нанесённые близким человеком и посторонним.".
Побои побоям рознь, об этом было сказано в первом пункте. По современному законодательству нет разницы между легким постукиванием по попе и синяком под глазом. Если ребенок скажет, что это принесло ему боль, то и обе ситуации подходят под 116 статью "Побои". Но это один аспект.
Второй и более важный аспект. Побои стороннего человека ничем не отличаются от побоев со стороны родного. Как и повторяющиеся побои со стороны левого человека не отличаются от побоев со стороны родного человека. За эти преступления должно быть одинаковое наказание.
 
5. При принятии закона количество обращений уменьшится, так как это будет означать уход денег из семьи. За побои в семье нельзя наказывать штрафом.
Анна Ривина: "Что касается административного штрафа, то его будут выплачивать из семейного бюджета. Женщине, с бюджетом на семью в 20 000 рублей, предстоит дилемма — сообщить, что её побили, или купить детям еду, промолчав об этом. Выбор очевиден." и ещё Воскресенская: " За побои в семье нельзя наказывать штрафом. ".
Хорошо, давайте продолжим логику Анна Ривиной. Ужесточенное наказание предусматривает те же штрафы, только ещё с возможностью лишения свободы. Это лучше для семейного бюджета, так? Противники этого законопроекта совершенно не рассматривают семью в своих рассуждениях, для них нет простого семейного счастья, в котором есть место и ссорам, и примирению (не в качестве обязательного компонента этого счастья, но в качестве возможного варианта нормы внутри этого счастья). После уголовного преследования мужа, по мнению Анны Ривиной, станет проще покупать еду, семья станет лучше зарабатывать, так? Мы мнения Анны по этому поводу не узнаем, так как она не обсуждает такие варианты, а просто заявляет, что уголовное преследование за первый эпизод побоев априори должно быть без рассуждений о последствиях.
 
6. Детей смогут изымать из семьи даже после принятия обсуждаемого закона, ничего не меняется. Этот тезис почему-то противниками обсуждаемого законопроекта считается аргументом в свою пользу. Логика подсказывает, что если разницы между А и Б нет, то замена А на Б не принесет изменений. Тогда чему они противятся. Тот факт, что изымать ребенка из семьи у нас в стране просто, и при этом нет наказания для сотрудников, неправомерно изъявших детей, это плохо. И это недоработка именно законодателей и правозащитников, многие из которых почему-то стремятся детей изымать из семей, а не семьи исправлять.
 
7. Пенсионеры становятся незащищенными.
Анна Ривина: "Ко мне часто обращаются друзья или знакомые, которые слышат, как бабушка или дедушка терпят жестокое обращение. Стариков бьют, отнимают у них пенсию."
Плохо, что пенсионеры остаются незащищенными. Плохо, что пенсионеры у нас не защищены именно в социальном плане, а не только от побоев. При работающей должным образом системе поддержки пенсионеров (не Уголовного кодекса, а системе поддержки, заботы) не было бы зависимости от людей, которые их бьют. Смотреть нужно в корень, и лечить больного (систему), а не болезнь (преступность), и тем более не симптомы (побои незащищенных пенсионеров). Кроме того, в этом утверждении есть и манипуляция. Если побои неоднократны, то это уже подпадает под 116.1 или же вообще под истязание. Так как изменится подход к людям, избивающим своих престарелых родителей? Особо никаких - они были и останутся преступниками, осужденными по Уголовному кодексу.
 
8. Психологи: даже единичный акт насилия наносит психологическую травму.
Кризисный психолог Елена Задруцкая: "Побои в семье разрушают уверенность в том, близкие люди всегда на нашей стороне. Если нас бьют, то осознанно причиняют нам вред. И это особенно страшно, если делает это человек, который должен поддерживать нас — супруг, родитель или повзрослевший ребёнок, — объясняет психолог. — Нападение незнакомца пережить легче — от него мы можем убежать, спрятаться, не видеть его нигде больше, кроме суда. Если агрессию проявляет близкий человек, то жертва лишена убежища, где можно передохнуть. В самом безопасном месте в мире — доме — человек переживает насилие. Это переворачивает картину мира. И для кризисного психолога работа с жертвами домашнего насилия — самая трудная.".
Конечно, наносит. Кто же спорит? Но снова не слышу слов о психологической травме ребенка, когда у него отца осудят по уголовной статье, и он будет ребенком уголовника. Не слышу слов о том потрясении, которое будет у него, когда он узнает, что ему нельзя занимать многие должности, так как у него папа осужден по уголовной статье. А если отца лишат свободы? Предусмотрено наказание до 2 лет, но даже и меньший срок уже причиняет психологическую травму, сближает семью с определенными людьми, которые сидят в тюрьме. Обществу точно это нужно? (и тут я снова задаюсь вопросом о цели т.н. исправительных учреждений)
 

 
9. Если вы подвергаетесь агрессии, нужно разделиться с ним.
"Если вы переживаете домашнее насилие, вам нужно отделиться от агрессора. Съехать в другую квартиру, ограничить это общение — тогда он не будет иметь над вами такой власти.".
Это хороший метод, если есть реальная угроза здоровью, если побои частые (что не подходит под обсуждаемую статью - это уже ст. 117, истязание), либо был нанесен вред здоровью (что тоже не подходит под статью 116, т.к. побои предусматривают !отсутствие! вреда здоровью. Если этого ничего нет, то это совет из серии остеровских вредных советов. Мол, если мама ребенка ударила в первый раз, то нужно бы им раздельно пожить. Это точно говорит психолог? Что ребенку в любом случае будет лучше без мамы? "Пятачок, это какие-то неправильные психологи", они же "психологи курильщика". "Психологи здорового человека" говорят, что с мамой ребенка нужно разделять только в крайнем случае. Упоминаемая статья 77 Семейного кодекса говорит о непосредственной угрозе здоровью или жизни ребенка. !!Непосредственной!! Первый "побой" без какого-либо вреда здоровью очевиднейшим образом не подходит под определение "непросредственной угрозы".
 
10. В мире - законы о семейно-бытовом насилии, а у нас бесчеловечно выводят побои в семье из УК.
Воскресенская: "В других странах вводят законы о семейно-бытовом насилии и его профилактике. В России побои в семье выводят из Уголовного кодекса, лишая жертв — женщин, детей и пожилых людей — механизма защиты".
Это говорит человек, который хотя и студент-юрист, но "немного" не в теме. "В мире" отдельно есть составы преступлений для "внутрисемейных дел". У нас в стране уже есть составы преступлений для всех возможных преступлений, и любые законы о семейно-бытовом насилии приведут к дупликации составов в УК.
 
11. Нанесший побои должен иметь ограничения по службе.
Воскресенская: Агрессор заплатит штраф и вернётся к прежней жизни, сможет устраиваться на работу и даже претендовать на госдолжности.
Об этом я уже писал выше. Таки да, они не только знают, они хотят этого. Тот факт, что родственники осужденного по уголовной статье тоже имеют ограничения по службе, не интересует г-жу Воскресенскую. Либо недальновидность, либо "юрист курильщика".
 
И ещё важное. Примечательно построение статьи. После вводного абзаца отводится несколько абзацев сторонникам этого закона, в том числе и мне, и после этого несколько страниц противникам этого закона. По законам психологии, наипростейшим образом описанным в фильме "17 мгновений весны", лучше запоминаются первая и последняя фразы. Так и здесь - в самом начале "побои - это синяки", а в конце сплошь мнение противников.
 
Суммируя всё вышесказанное смело можно сказать, что это не просто упёртость, это - нежелание видеть очевидного.
 
Это - нежелание исправлять, но желание только наказывать и наказывать.
No Avatar
Тот случай, когда комментарий интереснее и содержательнее комментируемой статьи.
Придерживаюсь той же позиции.
Фото на превью разбивает сердце
Purple
Маша,вернись!
Я все прощу,даже твоего нехорошего внучонка!
No Avatar
Внучок, похоже, перелогинился и хулиганит по-новому
Purple
"Плохо мы ещё воспитываем нашу молодёжь"(С)
No Avatar
Побить жену будет можно,но только один раз. За второй раз будет тоже самое,та же самая импотентная 116я с частным обвинением. Для сравнения- пощечина в Израиле может весить до 5 лет.

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить