Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
«Адаптация»

«Адаптация»

Истории

Комедия о том, какие мы есть

Фотографии ТНТ

6 февраля на телеканале ТНТ стартует комедийный сериал «Адаптация» — об американском шпионе, которого под видом русского инженера заслали в «Газпром», чтобы тот раздобыл секретную информацию. С виду он — свой до мозга костей, но когда дело доходит до загадочной русской души, он теряется и, словно Штирлиц, ходит на краю провала. Главную роль в сериале исполнил Леонид Бичевин — актёр, знакомый российскому зрителю по драматическим ролям в балабановском «Морфии», «Грузе 200», «Девушке и смерти» и картине «Шагал-Малевич». Его антагонистом стал Александр Назаров — практически человек-оркестр, нередко совмещающий деятельность и актёра, и режиссёра, и продюсера.

Незадолго до премьеры мы пообщались с актёрами — о характере их героев, отношении к западным и русским сериалам, стереотипах о российских провинциях, а также о том, как правильно рассказать о своей стране и никого не обидеть.

— Какие они — ваши персонажи? Чем они вам нравятся и, может быть, похожи на вас?

Леонид Бичевин: Фишка была в том, чтобы сделать моего героя человечным. Не каким-то супергероем или Джеймсом Бондом, хотя и это тоже должно присутствовать по жанру. Олег всё видит, замечает, просчитывает на несколько шагов вперёд, а потом сталкивается с какими-то жизненными ситуациями, которые что-то переворачивают в его душе. Вопрос не стоял так, чтобы сыграть американца. Он такой супершпион, что настолько вжился в роль русского, что чувствует себя таковым на сто процентов. Поэтому мне не приходилось ничего играть, скорее нужно было выкручиваться из ситуаций, когда он не понимал российских реалий. Это такая комедия положений. Поэтому я играл русского, который думал: «Почему же я не русский?». И забывал, что он американец. Мне нравится в моём персонаже, что по духу он чемпион. Ему надо победить, дойти до конца — завоевать эту женщину, завоевать эту страну. Он заряжен, замотивирован на успех. В этом смысле он очень цельный.

Александр Назаров: Мой персонаж подонок. Все гадости по отношению к Лёне — это моё. Я смешной и трусливый. Я предатель, сволочь и карьерист. Не знаю, как лучше сказать. Конечно, герои отчасти похожи на актёров, которые их играют. Смело сказано, но, как известно, Гоголь, когда писал «Мёртвые души», выжимал из себя всех персонажей. Точно так же и артисту каким-то образом нужно идти от себя, и как можно дальше. Поэтому грань артиста и героя размыта. Ну а лицо у меня неприятное, я и сам знаю.

— Леонид, в одном из интервью вы говорили, что Балабанов журил вас за съёмки в сериалах. Как это поменяло ваше отношение к ним?

Л.Б.: Раньше у меня действительно было негативное отношение к сериалам, но я понял, что это не моё видение, нужно найти своё представление. Алексей Октябринович — это определённый уровень, он так жил, он так дышал, он по-другому не мог. Трудно его представить в роли режиссёра, который снимал бы сериал — 16, 12, да хоть 4 серии. Но это отдельная история вообще. Я же как-то решил на себя взглянуть со стороны: а что я? И стал вникать, смотреть какие-то сериалы и понял, что сейчас в кино существуют разные форматы, как и в книгах. Есть повести и рассказы, а есть романы, которые ты не прочитаешь за полтора часа. То же самое и тут. Сериалы поднимаются на такой уровень, что за работу принимаются даже такие режиссёры, как Скорсезе. Я смотрел и «Во все тяжкие», и «Спартак», и «Молодого папу», и «Корону» — это высочайший уровень художественного кино. Там даже картинка не телевизионная, а 1:2,5. Длинный кадр, который можно показывать в кинотеатрах. Поэтому своё отношение к сериалам я поменял.

А.Н.: Я тоже, как и Лёня, в основном смотрю западные сериалы. И вот ты находишься в какой-то череде западных сериалов, а тут вдруг приходишь на просмотр «Адаптации». И спокойно воспринимаешь этот сериал. Вот смотрел вчера «Молодого папу», сегодня «Адаптацию», завтра ещё что-то. Нет ощущения, что ты куда-то вылез. Наоборот, здесь создаётся ощущение чего-то хорошего и родного. Ты сидишь, смеёшься, смотришь. Тут замечательный монтаж, прекрасная картинка. И почему-то это ещё и про нас, а раньше смотрел всегда про кого-то другого. Мне кажется, это будет один из немногих качественных продуктов на нашем телевидении, без всяких скидок.

— Александр, помимо того, что вы актёр, вы же ещё режиссёр и продюсер — возможно, даже в большей мере. Не было ли желания принять участие в «Адаптации» в другом амплуа?

А.Н.: Работать артистом лучше всего, потому что это абсолютно безответственно, а денег больше. Пришёл, выучил текст, тебе объяснили, что нужно сделать, ты сделал и спокойно уехал домой. А когда ты работаешь режиссёром, ты за всё отвечаешь сам. И это, честно говоря, порядком подзадолбало. Я ничего другого и не умею делать. Мы же с Лёней из одной школы — из Щукинской. Но Лёне повезло. Ведь что такое Щукинская школа? Это скорчил рожу и пошёл выступать на сцену. Это то, чему меня там научили. Поэтому, когда тебя приглашают работать актёром, ты счастлив. Тебя кормят, поят, деньги платят не понятно за что. Ты вышел, чуть-чуть покривлялся — всё прекрасно. Зачем быть продюсером, режиссёром... Да вы что, ни в коем случае!

Если говорить серьёзно, то мне стыдно признаваться, но это одна из немногих ролей, к которой я хотя бы попытался подойти профессионально. Не просто сыграть, а вспомнить всё, чему меня учили в Щукинском училище и чему в Щукинском училище учил я. По ощущениям, это очень серьёзный проект. Не с точки зрения жанра, а с точки зрения подхода: мы снимали долго, подробно, качественно. Если что-то шло не так, переснимали. Было очень приятно работать — это самое главное.

— В сериале также снялся и Питер Джейкобсон, знакомый российскому зрителю в основном по роли Криса Тауба в «Докторе Хаусе». Каково было с ним работать?

Л.Б.: У меня был с ним всего один съёмочный день, но я понял, что это очень профессиональный человек. С ним приехал папа, что-то ходил, говорил — очень милый старичок, у них такие трогательные отношения. Они советовались постоянно. Питер закрывал глаза, через какое-то время открывал их, немножко отдыхал — и после этого выдавал страницу текста. Сначала в одной сцене, потом в другой. Учитывая перелёт и смену часового пояса, я не понимал, когда он это успел выучить, продумать и подготовить. Я видел, что у него нет ни одного лишнего движения. Человек настолько знает себя и владеет мимикой и телом, что не было ни одного ненужного поворота или моргания. Такая точность и чёткость меня очень поразили. Кое-что для себя я почерпнул у него. Меня же распластывало, а Федя говорил: «Лёнь, ну и что, делай всё по делу».

Кстати, то же самое было и с Йосом Стеллингом (режиссёр фильма «Девушка и смерть», где Леонид Бичевин исполнил главную роль — прим. ред.). Он подошёл в какой-то из сцен, где мы играли с Ренатой Литвиновой, и сказал: «Сейчас я увидел величайший пример игры русской школы». Я подумал, он так серьёзно начал, с апломбом, после чего Йос продолжил: «Но это касательно Ренаты Литвиной. Леонид, прошу вас, немножко инсайд, инсайд». И он меня постоянно просил всё внутрь, чтобы я это проживал, но ничего не показывал.

— Кстати, как вы считаете, удалось ли показать провинцию именно такой, какая она есть?

А.Н.: Если честно, я редко бываю в провинциях. Поэтому мне сложно сказать, такая провинция или не такая. Но когда удаётся выехать... У меня от этой поездки в Оленегорск (город в Мурманской области, где проходили съёмки — прим. ред.) сплошные восторги. Там живут замечательные, прекрасные, очень хорошие люди. Они смешные чуть-чуть — но как и мы с вами. «Адаптация» — это рассказ о том, какие мы есть. Рассказывать о том, какие мы хорошие, глупо, потому что у нас много проблем. Рассказывать о том, какие мы плохие, вообще неправильно, потому что это не так.

Я очень люблю Кустурицу. И мне кажется, это наиболее правильный и честный способ рассказать о себе. С одной стороны, ты рассказываешь то, что есть: не приукрашивая, улыбаясь над собой и смеясь. При этом ты всё это делаешь с любовью. Вот в данном случае, мне кажется, создателям сериала удалось рассказать историю именно с любовью — о людях таких, какие они есть.

Л.Б.: У меня супруга из Кирова. Раньше, когда мы приезжали в гости к её родителям, лето за летом, я немножко чувствовал себя американцем. Сейчас понимаю, что это — моя семья, это мои родные люди, без которых я не представляю свою жизнь. И мне с ними очень комфортно.

А.Н.: У меня тоже жена из Омска, а я профессиональный москвич. И, честно говоря, радость от общения с такими людьми у меня всегда гораздо больше, чем от общения с моими друзьями — профессиональными москвичами. Они почему-то все оказались в Америке, а мне нравится здесь. Хотя, конечно, я себя тоже чувствую немного американцем в других городах. Самое обидное, если этот сериал будет приятно смотреть москвичам, но неприятно смотреть регионам. Потому что, не хочу ничего плохого сказать, вкус регионов испорчен благодаря той телепродукции, которую сейчас делают. И нам хотелось бы это исправить.

 

Смотрите премьеру сериала «Адаптация» на ТНТ

с 6 февраля с понедельника по четверг в 20:00

 

06 февраля 2017
841
0

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить