Вход
В поисках красоты

В поисках красоты

Увлечения

Интервью фотографа Леры Федотовой

Фотографии из личного архива Леры Федотовой

Лера Федотова известна в Кемерове как детский и семейный фотограф. Но диапазон её творчества куда шире: это и сессии в глянцевых журналах, и репортажи, и даже съёмка недвижимости. Рассказывая истории из жизни, она улыбается и производит впечатление человека лёгкого и даже легкомысленного, пока дело не доходит до истории её собственной семьи. Тогда взгляд карих глаз ненадолго становится серьёзным. О творчестве, работе, детях и выходе из повседневности читайте в материале женского журнала «Птица» на А42.RU. 

 
 
    Лера Федотова
 
     Фотограф

 

 
— Лера, ты хотела быть фотографом с детства?
— Нет, конечно. Когда появились первые мысли о профессии — знаешь, как это бывает у детей, — то скорее мечтала стать врачом. К моменту поступления в вуз родители отговорили от карьеры медика — мол, зачем тебе это надо, заработки низкие, престижа никакого, доктора никому не нужны, а иди-ка ты лучше в экономисты. Можно подумать, экономисты страсть как нужны. Тогда я послушалась. С горем пополам закончила, получила диплом и прилежно работала бухгалтером.



— Как дошла до мысли начать фотографировать?
— Вышла замуж, родила сына, но прочной семьи не сложилось. Как-то раз я сильно травмировала ногу. Лежала неделю в больнице: скучно ужасно, и мысли в голову без конца лезут, и всё невесёлые. И я для себя решила: хватит. Невозможно так дальше. Надо делать то, что нравится, и будь что будет. Умею, не умею, — надо брать, учиться и делать. Фотография меня привлекала всегда. Я люблю разглядывать снимки, люблю красоту, люблю людей. Вот ею и решила заняться.



— Легко ли дались первые фото?
— Фотоаппарат был, снимала своих детей, друзей, немного обрабатывала в Photoshop. Для работы этого явно было недостаточно. А я не люблю что-то делать наполовину. Если уж взялась, стремлюсь добиться лучшего. Накачала видеоуроков, днём работала, а ночами сидела, разбиралась с программным обеспечением, проходила курсы. Взяла первые заказы. И очень много общалась с другими фотографами, с сотрудниками фотостудий — училась везде, где могла узнать что-то новое. Работе со светом, с моделью, обработке фотографий. Конечно, это далось нелегко, но зато было воодушевление. Когда чего-то хочешь, труд легче даётся. Знаешь, ради чего стараешься.



— Какие предпочитаешь жанры?
— Портрет — это моё. Я много читала, как «показать человека», «раскрыть его «Я», «показать душу через объектив» и прочие высокие фразы, но в жизни всё проще. Люди хотят красивых фотографий, хотят, чтобы на них они были чуть красивее, чем в жизни. Это то, что я умею. Сложно объяснить, в чём тут дело, но мои фотографии людям нравятся.

— И всё же попробуй объяснить. Как считаешь, почему людям нравятся твои фотографии?
— Только эффектами программы Photoshop тут не обойтись. Нужно вызвать и поймать эмоцию, понять язык тела: каким человек себе нравится? Красиво или некрасиво — понятия субъективные, но есть общие вещи: качество техники, условия съёмки, умение найти изюминку и передать её ярко. Вот есть, например, девушка с обычной внешностью: лицо круглое, волосы серые, нос картошкой. Но она делает причёску, я подсказываю ей позу, веселю её, чтобы искорка в глазах пробежала, чтобы она носик задрала — щёлк! Потом на стадии ретуширования чуть скрыть поры, подправить фон — и выходит вдруг pin-up, 50-е, почти Мэрилин Монро. Нет тонны грима и дорогих костюмов, но настроение — вот оно, и все заметят, и залайкают новую аватарку.

— Тебя это радует?
— Да, в такие моменты я собой горжусь. Значит, съёмка удалась.



— У тебя много фотографий с детьми. С ними сложно работать?
— Говорят, что да. Но мне наоборот проще. Даже с двух- и трёхлетними детьми я как-то сразу нахожу общий язык. Наверное, так же люблю жизнь, как они, что ли. Так же прыгаю и творю всякую ерунду, они тут же откликаются. С детьми же самые лучшие картинки получаются, когда есть эмоция. Но ребёнка не заставишь сыграть, как в театре: «А теперь весело улыбаемся!». Зато изобрази жующего кролика — и он весь твой. А ещё лучше — притащи живого.

По детской съёмке и свету мне сильно помогли советы Натальи Богомяковой. Моим первым учителем стал достаточно известный в городе фотограф Саша Решетников, а Наталья подсказала, как общаться с детьми, и объяснила, что нужно быть естественной, что дети это чувствуют. После этого я училась у других фотографов.

— Как стала снимать для печатных изданий?
— Когда я училась у Саши Решетникова, он как раз работал в журнале. И как-то я перетекла туда тоже. В журнале разные съёмки бывают — и скучные, и проходные, и командой, и сложные: с толпой моделей, охапками костюмов, длиной в несколько часов. Денег там особо не заработаешь, но это, безусловно, полезный опыт.



— Кстати о деньгах. Скажи честно, где в Кемерове реально заработать фотографу?
— Людям всегда нужны свадебные и семейные съёмки. На эти заказы фотографы и живут по большей части. Чтобы люди к тебе пошли, надо показать качество, а на старте показать нечего. Нужно брать любую работу, беспокоиться о рекламе, о социальных сетях, а главное — о качестве, чтобы люди советовали тебя друзьям и работало сарафанное радио. Путь к спокойной жизни, к стабильному заработку тернист. Я профессионально снимаю третий год, но, по сути, до него так и не дошла: то густо, то пусто, то десять клиентов, то ни одного. А когда десять клиентов — это тоже стресс. Потому что снимки надо обрабатывать, и обработка сжирает огромное количество времени. Люди, далёкие от фотографии, это часто недооценивают, им кажется, что отретушировать 30–50 снимков можно быстро, за пару часов. Может, раньше такое было возможно, когда просто замылишь прыщики «кисточкой» и считаешься гением фотошопа. Сейчас аудитория куда искушённее, надо сохранять текстуру кожи и применять сложные и трудозатратные техники, чтобы результат у клиентки был не хуже, чем на страничке её подруги.

— У нас есть какая-то фототусовка в городе? Сообщество, в котором люди знакомы?
— Конечно, в основном мы друг друга знаем. Есть имена, которые на слуху, есть те, кто снимает давно или владеет студией, кто-то, к кому ходят учиться. Дмитрий Ярощук, например, такой вот динозавр фотографии, я помню, он в школу приходил детей фотографировать, когда я в восьмом классе училась. Мой класс тоже снимал. А мы теперь вроде как коллеги. Богомякова, Шаповалов, Коробкина, Евграфьевы — много имён. Кто-то с кем-то общается, но это всё достаточно аморфно.



— Понятно, что вряд ли существует профсоюз фотографов. Но есть, наверное, какой-то «кодекс чести»?
— Ну что-то есть. Нельзя брать чужие фотки в своё портфолио, как минимум. На моей памяти одна девушка так сделала: разместила чужие работы как свои, был большой скандал, репутация испорчена безвозвратно. Или идеи коммерческих проектов. Решил ты, например, снимать детей с зелёной игуаной, люди к тебе пошли. А через неделю другой фотограф тоже открывает набор с зелёной игуаной. Так делать нельзя.

— А как на такого плагиатора повлиять?
— По голове фотографы не бьют, конечно. Просто город на самом деле маленький, информация расходится быстро, и руки тебе уже не подадут. Сотрудничать не станут и клиентам отсоветуют, хорошего слова не скажут. А сарафанное радио — это рекламный канал номер один, люди же друг друга спрашивают: «Что скажешь о таком-то фотографе? Кого посоветуешь?». И получается, что украсть чужую идею выйдет себе дороже.



— Лера, что ты хочешь показать своими снимками? Тебе важна художественная составляющая?
— Конечно, важна. Хочется делать красоту. Дело тут не во внешности, человек может быть любым. Дело в том, чтобы он свою красоту в кадре мог проявить, чтобы, в конечном счёте, сам её ощутил. Я вот недавно снимала девушку в мягких пастельных тонах студии «Принцесса» и поняла, что не подходит ей этот образ и этот интерьер. Она хочет так, но не так ей на самом деле нужно. Я потащила её на стройку за студией — битый кирпич, контрасты, эпатаж! И вот там-то получилась бомба. Техника, интерьер, свет, реквизит, — это же всё средства, а цель-то — открыть в человеке новую сторону, открыть эту самую красоту. Вот её и хочу показать.

— А на стадии обработки? Некоторые драконов дорисовывают, снежные леса ставят в фон.
— Ну, это нужен отдельный талант художника и образование. Бывают впечатляющие работы, видела. Круто, конечно. Но это уже совсем другой, отдельный формат.

А я просто изменяю внешность к лучшему. Бывает, девушки просят просто мешки под глазами убрать, а бывает — стать моложе на десять лет и худее в два раза. Я и то, и это умею и делаю, но в целом ратую за естественность: ретушь должна быть едва заметной. Когда на фотографиях уже вовсе не ты, а в три раза улучшенная версия — всем бросится в глаза, какой-то парад тщеславия получается. Да и красоты в этом никакой нет, на самом-то деле.

— Лера, сегодня ты состоявшийся фотограф. Добилась, чего хотела?
— И да, и нет. С одной стороны, моя жизнь теперь в десять раз интереснее, чем до фотографии, я сама зарабатываю себе и детям на жизнь, хотя до сих пор с переменным успехом. С другой, это далеко не так просто, как казалось. Работа фотографа тоже часто приводит к стрессам, её много, и не всякая задача приходится по душе.

— Что посоветуешь тем, кто только начинает этот путь?
— Знайте, что он тернист. И больше общайтесь с людьми, которых на нём встретите. Нет общения — нет и фотографа.


Фотограф Лера Федотова

+7 923 502 6811

VK

15 сентября 2017
0

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить