Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Человеку — хорошо

Человеку — хорошо

Мужчины

О фотографии, самолётиках и сложностях бытия

Фотографии Георгия Шишкина и Александра Логова

Александр Логов окончил Кузбасский государственный технический университет. Сам про себя он говорит: «Я технарь». Но это не мешает ему заниматься фотографией, организовывать собственные выставки, быть автором крупных фотопроектов. Как и многие из нас, когда-то в детстве взяв в руки фотоаппарат, Александр уже не расстаётся с ним. А недавно работа Александра, пройдя конкурсный отбор, была выставлена на биеннале в Русском музее Санкт-Петербурга.

О том, как фотография помогает справляться с жизненными трудностями, о любви к деталям, о том, что часто во взрослом мужчине продолжает жить мальчишка, мы поговорили с Александром.

— Саша, как давно ты занимаешься фотографией?

— С класса второго-третьего. Отец простенький фотоаппарат подарил на день рождения, и я с ним не расставался. Когда повзрослел, дед мой, Леонид Александрович, литературу подкинул по фото специальную, плавно так подвёл меня к тому, что к фотографии я стал относиться по-другому. Уже осознанно.

— Дед? Он сам увлекался фотографией?

— Да. Сам снимал, сам проявлял и печатал. Так многие тогда делали... Творческий дед был у меня. Хоть и работал водителем. И музыкой занимался: преподавал по классу аккордеона в музыкальной школе, сам потрясающе играл. И фотографию очень любил. И меня многому научил.

— Я видела у тебя в Facebook фотографии старых фотоаппаратов. Ты снимаешь на них? Или просто коллекционируешь?

— Скорее коллекционирую, но если аппарат в рабочем состоянии, то снимаю. Эти фотоаппараты позволяют сделать уникальную фотографию. Волшебство! И пленка не прощает ошибок. Фотограф, работающий с такой техникой — снайпер. Либо попал, либо нет.

— Ты учился фотографии где-нибудь?

— Учился у Юрия Юрьева и Константина Фадина. Они мне дали очень много. Но я не профессионал, конечно. Фотография для меня — это хобби, отдушина. Рисовать я не умею, поэтому фантазирую с помощью фотоаппарата.

— А как ты решил делать социальные фотопроекты?

— Да случайно всё, спонтанно. Фантазия, она во всем виновата (улыбается). Например, проект «Слушай взглядом» родился так. Я шёл за машиной в гараж, и вдруг у меня в голове начала крутиться картинка: человек, показывающий слово. Знаешь, как в игре «Ассоциации». И мысль следом: так ведь есть же язык жестов, которым пользуются глухонемые люди. Потом идея докрутилась до реального, именно социального проекта. Со своими смыслами, со своим значением.

Так же с проектом о чтении «Тихая радость шумного мира».

— То есть ты не популяризировал этим проектом любовь к книге?

— Абсолютно нет. Это всё потом, позже накладывается, развивается в сюжет и так далее. А сначала всегда необъяснимо — картинки в голове. И я считаю, что библиотеки — это такое место, которые необходимо делать многоплановыми, с разными направлениями творческими, привлекать туда людей. Мне нравятся библиотеки.

— Какой жанр для себя ты считаешь наиболее интересным?

— Психологический портрет. Я для себя его открыл сравнительно недавно, и в этом жанре мне хотелось бы развиваться. Я под каждого человека фотосессию продумываю «от» и «до». От места, где провести фотосессию, до образа.

— Какие нотки играют в выборе места?

— Это может быть игра на противоположностях, контрастах. Или выбираю особенно любимые мною в городе места. Есть мост на Искитимке, в который я просто влюблён, и работать там одно удовольствие.

— Почему?

— О нём мало кто знает. Он как в параллельных пространствах находится. Вроде, в городе, а вроде, и нет. Он маленький, уютный. Летом там много зелени вокруг. Вода. На её фоне можно играть бесконечно. В нём нет грандиозности, как у Кузнецкого моста. И, тем не менее, это мост. Как переход из одной точки бытия в другую. Человек, пройдя по нему, попадает в другую реальность.

— А у тебя в жизни бывали такие «переходы»? Может быть, это место помогало тебе принять какое-то важное решение?

— Приходилось менять направления в работе, и взгляды на жизнь меняются. Но с этим местом у меня нет личных ассоциаций. Это просто любовь. Гуляли с дочкой моей, спустились вниз, половодье как раз было, весна. И я опешил: «Какая красота!». Сфотографировал его, потом пришёл, когда вода уже опустилась, и понял, что с этим мостом я буду очень много работать.

— Летом этого года в Кемерово состоялся фестиваль «Детализация», в котором ты участвовал в работе локации «Мобильная фотография». До этого ты мобилографией увлекался именно как направлением? На телефон снимают все, а вот что-то изучать по этой теме пробовал?

— Нет, не изучал, снимал, как и все, в основном для себя. А в ноябре в этом году в областной библиотеке открылась фотовыставка «Ex`перименты». На ней почти все мои работы выполнены на телефон.

— Почему именно это название?

— Такой период в творчестве. Начал экспериментировать со светом и тенью, с фактурами, с городским пространством. Критиковали меня сильно (улыбается). Потому что очень мрачные получились работы. Но творчество действительно отражает твоё внутреннее состояние.

— Оно у тебя было тогда именно мрачное?

— Период в жизни такой был... Работу потерял, близкий человек долго болеет. И вот это жёсткое ч/б было именно то, что нужно. Яркие цвета и краски меня просто раздражали. На самом деле я — оптимист и привык искать в жизни хорошее. А вот в творческом плане желания бодриться не было. И что интересно, за три месяца до выставки я сделал три сотни фотографий, а за октябрь — не более пяти. Отпустило. Высказался. Захотелось снова снимать людей и поработать с городом иначе.

— Как?

— Есть мнение, что Кемерово не очень интересный город для фотографа. Вроде как, снимать здесь нечего. А я хочу найти новое лицо города, которое, может быть, ещё никто не видел до меня, или не обращал на него внимания.

— Это очень интересная тема. Творческих людей стали привлекать именно неприметные места Кемерова.

— Да. Мне, например, очень интересен минимализм. Не все его воспринимают, а у меня он вызывает восторг. И с городским пространством так же. Хочется найти одну деталь или несколько деталей, которые можно собрать в серию. У меня есть такая серия: «Окна». Окно — как отдельный маленький мир. «Детализация» тогда подтолкнула многих людей начать снимать и показывать своё творчество.

— В итоге у вас даже появилось мини-сообщество, большинство участников которого не являются профессиональными фотографами, увлекаются мобилографией, не стесняются показывать друг-другу свое творчество и спрашивать советы. Не раздражает ли участников сообщества критика, которая поступает от организаторов?

—  Скорее мы не критикуем, мы обмениваемся мнениями. Никто никого не бьёт по рукам. Каждую неделю в нашей группе в ФБ задаются новые темы для фотографий. И прежде, чем опубликовать фото, автору нужно подумать, как его сделать, поискать сюжет. Важно, когда есть люди, которым не безразличны твои интересы, с которыми можно обсудить то, что ты делаешь. 

— Какие качества в людях ты ценишь больше всего?

— Прежде всего, в людях я ценю умение думать, иметь своё личное мнение. Индивидуальность. Способность высказываться.

 — Саша, у тебя двое детей. Не тянут ли они ручки к папиному фотоаппарату?

— Дочка тянула, какое-то время снимала. Но интерес угас. Хотя она и рисует, и поделки своими руками делает — творческая девочка. А этим летом гуляем по Ялте, я начинаю фотографировать, а она мне и выдаёт: «Да, папа, не дай бог у меня муж фотографом будет».

— Почему такой вывод?

— Ну, потому что со мной гулять невозможно. Пока папа не снимет всё, что увидел интересного, его, как слона, с места не сдвинешь.

А вот с сыном иначе. Ему шесть лет. Сначала он на мой планшет снимал. И у него сразу был очень интересный взгляд. В итоге я купил ему мыльницу за 1 000 рублей. И он увлечённо продолжает фотографировать.

Как-то сидел в саду с моими родителями. Соседка пришла, говорит:

— Артём, а вот сними-ка эту картинку.

— Нет, — отвечает, — это банальная фотография получится. Взрослые, конечно, опешили.

Станет ли он фотографом в будущем, не знаю, но если будет продолжать так видеть этот мир — это хорошо.

— Саша,  ты потерял работу некоторое время назад. Есть изменения?

— Пока нет. Ищу. Не находится место, где я мог бы работать, а предложений где не могу — много. Сложный период. Думаем о переезде. Жена моя из Кемерова уезжать не хочет категорически. А я понимаю, к сожалению, что для меня реализоваться в профессиональном смысле здесь всё труднее и труднее.

У меня есть один знакомый, который однажды сказал: «У тебя голова должна всегда думать о работе! Заведи записную книжку, фиксируй проблемы и думай по мере их поступления. Есть проблема — думай о ней 24 часа в сутки!». Да нифига! Не буду я о ней думать 24 часа в сутки! Я устроен иначе. Мне надо переключаться. На творчество, на семью, на что угодно. И тогда — да, я проблему решу. Многие мои проекты именно так и рождались. Выйду с работы раскочегаренный, мозг кипит, и идеи начинают рождаться. А сейчас таких «вспышек», «озарений», нет. 

— Понимаю тебя. Иногда стоит не впадать в панику. Ждать. Но мужчины иначе устроены. Они острее чувствуют ответственность.

— Да, я стараюсь не паниковать. Но временами «глаз дергается». И банально скучно. Я, знаешь, в школе в зал ходил, качал мышцы. Так меня ребята там «трактор Беларусь» прозвали. Потому что если я пришёл в зал — разговаривать ни с кем не буду. Зарядился и пошёл с гантелями и штангами общаться. Я и в работе такой же. Это меня и мучает — отсутствие основного дела. Не могу я без дела сидеть. Вот и думаю об отъезде. И при этом я Кемерово люблю! Но предел терпения наступает. Честно.

— Ну, фотографию же не бросишь?

— Нет, конечно. Есть у меня две болезни: моделизм и фотография. Нормальный человек разве потащится в −30, в мороз, ночью на речку. А фотограф потащится. Я, например! Потому что звёзды как надо, небо. Пальцы один раз себе обморозил капитально. Но ни секунды не жалею.

— А ты обладаешь «болезнями», характерными для фотографов? Например, купить на последние деньги какой-нибудь фонарь или деталь для камеры?

— Нет, я более практичен. Я стараюсь сначала семью накормить, за квартиру заплатить. Но свои заскоки у меня тоже случаются. Такие, как коллекция старых фотоаппаратов, лежащих в шкафу. Или коллекция из 600 моделек-автомобилей. Вот это мне надо!

— В мальчишеские игры играешь?

— Да. По секрету скажу, если склею новую модельку, не могу не покатать её по квартире. Вот недавно модель внедорожника несколько месяцев клеил. Ну и как же не покатать-то!!! Для меня это реальный кайф. Недавно с сыном по улице шли, купили моделисамолётиков и играли. Люди улыбались. Такая картинка пасторальная: папа, сын, самолёты, голубое небо. Знали бы они, что у меня задор от такой игры похлеще, чем у Артёма.

— Ну да, вот если бы ты, Саша, без сына шёл с самолетиком, реакция могла бы быть другой (смеёмся).

— Но ведь видно, что человеку — хорошо! Иногда думаю, я за свои 36 лет реализовал уже гору сложных проектов, и профессиональных, и творческих, но во многих вещах я ещё настолько ребёнок. И мне кажется, что внутри моего повзрослевшего тела живёт мальчишка, которому лет 10, не больше. И ничего с этим не поделать, да и не хочется.

 

22 декабря 2016
1002
0

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить