Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Развод по-турецки

Развод по-турецки

Истории

Россиянка сражается за право воспитывать своего ребёнка

Фотографии из архива героини

В Турции у россиянки Алёны Доган отняли двухлетнего сына, когда она решила развестись с его отцом — турецким курдом. Родственники не подпускали мать к мальчику почти полтора месяца. Свёкр Алёны, известный певец Латиф Доган, грозил невестке, что та больше не увидит маленького Латифа, а тот вскоре забудет её. Но девушка не сдалась — отправила письма президентам Владимиру Путину и Реджепу Эрдогану, обратилась в посольство, наняла адвоката.

Журнал «Птица» выяснил, что 31-летняя Алёна Доган из Томска пережила в курдской семье и почему история сибирячки тронула всех турецких женщин.

 

Я же твоя мама...

 

Вчера, 11 октября, Алёне впервые за долгое время разрешили увидеться с сыном. Органы опеки Турции позволили матери провести с ним только три часа, причём в квартире его дедушки и бабушки.

— Я не видела своего сына месяц и пять дней. Как вошла, обняла его, заплакала. А он мне говорит: «Аннэ, Аннэ...». Отвечаю: «Латюша, я же твоя мама!», — Алёне тяжело говорить, она еле сдерживает слёзы. — Свекровь тогда сказала: «Мы показывали твои фотографии и видео с тобой, говорили — это Аннэ». Я же его мама, мне больно такое слышать. Русский язык совсем забыл. Только один раз, уже перед уходом, мамой назвал. Значит, не забыл меня...

Алёна говорит, что раньше постоянно спорила с мужем и его родителями из-за родного языка. Ей не позволяли говорить по-русски с Латифом, рассказывать ему о России и Томске, где родилась его мама.

— Едва услышав русскую речь, родственники выражали недовольство. Потом и муж стал одергивать меня: «Не говори с ребёнком по-русски, я не понимаю». Пыталась объяснить, что турецкий наш мальчик всё равно выучит — он живёт в Стамбуле. Русский язык ему тоже необходимо знать — он гражданин и России, и Турции. Но меня не послушали.

Алёна отмечает, что за время их разлуки Латиф сильно похудел. Она считает, что национальная пища курдов для ребёнка не подходит — слишком пряная. Вспоминает, что при ней малышу принесли рис — солёный, острый. Попыталась возразить, но хозяйка дома грубо осадила её. В семье курдов невестка не имеет права на воспитание ребёнка, его растят родственники отца. И сами решают, что для него лучше. До брака Алёна об этом не знала.


Не понравится в Турции — уедем

 

Всё начиналось по-другому — как фильм о любви, а не судебный триллер. До замужества Алёна жила в Томске. Работала помощником нотариуса, готовилась к повышению. Заботливые родители, друзья, собственная квартира — жизнь казалась спокойной и благополучной. Для счастья недоставало только любви. И во время отдыха в Турции девушка познакомилась с Сейди Ваккасом Доганом.

— Мы встретились в Стамбуле и полюбили друг друга, — тепло отзывается Алёна о начале отношений с мужем. — Как он красиво ухаживал! Сам выучил на русском языке фразу: «Я люблю тебя, как собака». Это значит сильно, преданно. Всё время так мне говорил. Мы встречались полтора года. За это время Сейди Ваккас четыре раза прилетал в Томск. Родители сначала настороженно к нему относились — всё-таки человек из другой страны. А потом доверились. Кстати, я тогда не знала, что он сын турецкого певца — известного и влиятельного человека. Мы это не обсуждали.

Семья местной знаменитости Латифа Догана была против свадьбы сына. Родственники не желали, чтобы он женился на иностранке. Но Сейди Ваккас грозился, что без невесты жить на этом свете не станет. Родители боялись, что он наделает глупостей, потому позволили сыграть свадьбу.

— Доган озвучили условие: я должна была принять ислам и жить в Стамбуле, — вспоминает собеседница. — Меня это не испугало. Когда любишь человека, всё для него сделаешь. Мои родители поддержали меня, сказав, что Бог един. Так я стала мусульманкой. Мы с женихом уехали в Турцию, от повышения я отказалась. Он успокаивал, мол, не понравится тебе у нас — соберём чемоданы и уедем в Россию... Но слова не сдержал.

 

Я вышла замуж за всю семью

 

В Турции Алёна и Сейди Доган поселились в одном доме с родителями мужа. Они жили на девятом этаже, а молодожёны — на пятом. Свекры часто приходили в дом невестки и контролировали каждый её шаг: как убирает дом, готовит национальные блюда курдов, слушается ли мужа.

— В Турции выходят замуж не за мужчину, а за всю его семью. Пары как таковой не существует, — объясняет Алёна. — Родители мужа вмешиваются в отношения супругов, принимают решения за своего сына. Так заведено — сноху никто не пожалеет и не защитит, это последний человек в доме. В моём случае ситуация была особенно тяжёлой. Сейди зависим от родителей, в том числе и финансово. Поэтому во время конфликтов с родными устранялся. Я не могу сказать, что он обижал меня, издевался. Это не так. Мне причиняли боль его родные, а он не вмешивался.

Семья Доган не приняла Алёну даже после появления на свет долгожданного наследника — Латифа назвали в честь деда. Девушка вызывала у них всё больше раздражения.

— У свекрови появилась какая-то ревность к малышу. Будто бы его родила не я, а она, — говорит Алёна. — С ненавистью она смотрела, когда я Латифа на руках держала, ласкала. И дело здесь в традициях курдов. При старших родители не имеют права приближаться к своему ребёнку. Даже если он заплачет. Успокоить его могут только бабушка или дедушка.

Обычаи семьи возмущали Алёну. Она не могла отказаться от общения с ребёнком, когда в дом приходили родственники.

 

Муж клялся на Коране, что не обидит нас

 

Алёна Доган многое прощала мужу, чтобы сохранить брак. Но всё же решилась уйти от него. Узнала, что Сейди принимает запрещённые вещества, это и стало последней каплей. Она прямо заявила супругу о своём решении. Потом начался кошмар.

— Муж пожаловался отцу после нашего разговора, — говорит Алёна тихо. — Латиф Доган пришёл ко мне в дом поздно вечером, пока Сейди не было. Он взял на руки малыша, а свободной рукой принялся хлестать меня по щекам. Пришла свекровь и унесла внука к себе. Свёкр продолжал. Бил и приговаривал: «Ты такая же тварь, как Хюрем-султан...». В Турции многие смотрят «Великолепный век».

Свёкр угрожал, что отберёт Латифа, и Алёна больше не увидит сына. По его словам, мальчик забудет мать уже на третий день. Но даже за полтора месяца этого не случилось. Сейчас Алёна Доган сожалеет, что не обратилась в полицию с заявлением о побоях.

— Я собрала вещи, взяла сына и уехала в Томск. Мы прожили там с Латифом семь месяцев. Он успел даже походить в российский детсад. Мне снова дали работу помощника нотариуса. Мы бы и остались в Сибири, но приехал муж. Говорил, что скучает без нас. Просил хотя бы на неделю поехать в Стамбул — отдохнуть всей семьёй. Мол, в Россию вернётесь, когда захотите. На Коране поклялся, что плохого с нами не случится. Согласилась, потому что снова его пожалела.

Но это был обман.

 

Ребёнка вырвали из моих рук на улице

 

Алёна и её сын Латиф прилетели в Турцию 2 июля. А уже 10-го Сейди Ваккас оформил мальчику запрет на выезд из страны. Позднее — порвал его российский загранпаспорт. Клятвы оказались обманом — Сейди Ваккас вернул жену в Турцию, чтобы забрать ребёнка.

Алёна Доган и её супруг подали заявление на развод 26 августа. До сих пор суд Стамбула не принял решение, с кем останется двухлетний Латиф на время бракоразводного процесса. Этим и воспользовался Доган-старший — вместе с женой отнял у невестки маленького внука. Алёна после конфликта с мужем планировала обратиться в посольство. Она дождалась, пока он уйдёт из квартиры, одела сына и вышла с ним на улицу. Им не удалось пройти и нескольких метров. Их догнали Латиф Доган и его жена. Схватили ребёнка за руки и попытались вырвать его у матери.

— Я обняла его, прижала к себе, — вспоминает Алёна и срывается на плач. — Но держать долго его так не могла. Ему же больно, когда тянут. Это же может нанести психологическую травму. Латюша испугался, заплакал. Поэтому я отпустила его. Моего мальчика унесли в дом. А я побежала в полицию: уверена была, что сына мне вернут. Но полицейские сказали, что если ребёнок находится с отцом, то это не похищение. Посоветовали обратиться в суд.

В России поступили бы также — если ребёнок находится с одним из родителей до развода, то заявление другого к рассмотрению не примут.

5 сентября бабушка и дедушка увезли Латифа Догана из Стамбула.

 

История, которая потрясла Турцию

 

Алёна Доган обратилась в суд, но адвокат только развёл руками — власти не могли решить, с кем до окончания процесса останется ребёнок. Хотя заявление о разводе супруги подали еще 26 августа. Мать в отчаянии пришла на турецкое телевидение. Она рассказала всей стране о том, как родственники отняли у неё двухлетнего ребёнка. И не скрывала, что народный любимец Латиф Доган вёл себя с невесткой жестоко.

Когда на следующий день певец попытался интерпретировать события иначе, зрители ему не поверили.

— Жители Турции меня поддержали. После программы ко мне обратились несколько женщин, которых в детстве разлучили с их мамами, — вспоминает Алёна. — Моя история типична для этой страны. Мать после развода часто теряет право не только воспитывать, но и встречаться со своим ребёнком. Одна девушка написала мне письмо: «Мне 28 лет, и 15 из них я не видела маму. Отец и его родные отняли меня у неё и не давали нам видеться. Сейчас я не желаю знать этих людей. У меня один родной человек — моя мамочка». Я плакала, когда читала это. Другая женщина, уже пожилая, подошла ко мне после выступления. Рассказала, что не знает имени и фамилии матери, потому что рассталась с ней маленькой девочкой.

После нескольких телепередач органы опеки Турции стали работать активнее. Они обязали семью Доган вернуться в Стамбул, на место прописки ребёнка. А также позволить матери видеться с двухлетним Латифом. Три часа встречи впервые за полтора месяца.

— Я не понимаю семью мужа. Что может быть прекраснее любви матери и ребёнка? Весь мир стоит на ней. Муж может предать, друзья — отвернуться. Остаётся только любовь матери, самая крепкая. Её они хотели убить? У них не получится, — говорит Алёна.

Алёна Доган попросила помощи у консульства и написала письма президентам — Реджепу Тайипу Эрдогану и Владимиру Путину. Российская сторона уже отреагировала на обращение. Детский омбудсмен Анна Кузнецова пообещала, что окажет поддержку молодой матери в рамках действующего законодательства РФ.

 

 

 

 

  Виктория Дергунова

  адвокат, эксперт по семейному праву,

  основатель общественного движения «Права родителей»

 

 

— По разным данным около 12% детей в России рождаются от родителей из разных государств. Наши женщины довольно часто вступают в межнациональные браки, порядка 15%, цифра стабильна с 2013 года. Однако перед отъездом в другую страну мало кто интересуется особенностями расторжения брака, имущественных споров и, самое главное, определения места жительства детей.

В мусульманских странах отношения по вопросам брака и семьи в основном регулируются законами шариата и религиозными обычаями. Там нельзя говорить о равных правах мужчин и женщин, в том числе в вопросах воспитания и опеки над детьми. Это, прежде всего, касается Арабских Эмиратов, Египта, Туниса, Марокко и Турции. В таких странах в случае развода ребёнок остаётся с отцом или в семье отца. Конечно, россиянка может увезти ребёнка на родину и подать заявление о расторжении брака и определении места жительства ребёнка здесь. Но тогда перед судом будет стоять вопрос: вправе ли российский суд рассматривать спор о ребёнке, если он постоянно или преимущественно проживает на территории другой страны?

Также не стоит забывать о нормах Конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, участниками которой являются и Россия, и Турция. По ней, если вопрос опеки над ребёнком между родителями не решён и мать увезла ребёнка в Россию, не получив соответствующего согласия отца, то он может обратиться в компетентные органы для возращения ребёнка домой для решения вопроса его дальнейшей судьбы. Но если к моменту обращения отца о возвращении ребёнка мать прожила с ним хотя бы полгода на территории другого государства, например, России, то местный суд вправе отказать в возвращении ребёнка в Турцию. И принять к собственному рассмотрению спор родителей.

Супруги Доган уже начали бракоразводный процесс в Турции. Сейчас в Россию ребёнка вывезти нельзя. Чтобы добиться опеки над мальчиком, Алёне Доган необходимо внимание российских властей. Её сын Латиф Доган является гражданином России. Материнство и детство находятся под защитой государства (ст. 38 Конституции РФ). Детский омбудсмен может вмешаться.

 

 

 

  Михаил Виноградов

  психолог и психотерапевт

 

 

— История Алёны Доган и её сына очень показательна. Многие женщины сталкиваются с такой же бедой, когда заключают браки с иностранцами. Россиянки принимают ислам ради замужества. Но внутренне многие из них по-прежнему принадлежат православию, культуре своей родины. Поэтому новая жизнь их не устраивает, обычаи и традиции вызывают отторжение.

Если семья распалась, в другой стране бракоразводный процесс проходит со своими особенностями. И не всегда закон на стороне матери. Это происходит как в мусульманских странах, так и в Европе. Во время конфликта между родителями больше всех страдают дети — их мучает двойственность, с которой они сталкиваются. Им сложно понять, кто они, разобраться во взаимоотношениях с матерью и отцом. Это осложняется тем, что родители могут жить в разных странах. Тот, с кем остался ребёнок, постарается сделать так, чтобы сыну или дочери с ним было хорошо. А разговоры о втором родителе — свести к минимуму. Но забыть родного человека нельзя. Дети переживают это очень тяжело.

Что касается сына Алёны Доган, то он ещё очень мал. Возраст убережёт его от потрясения. О болезненных ситуациях, которые ему приходилось наблюдать, он забудет. Психологическую травму случившееся ему не нанесёт. Алёне Доган мы можем только посочувствовать. Разлука с ребёнком — большая трагедия для женщины. Остаётся надеяться, что мальчика всё же оставят с ней.

 

12 октября 2016
5845
0

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить