Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Хозяйка подземного города

Хозяйка подземного города

Истории

Горный инженер Галина Короткова о работе в шахте

Фотографии Георгия Шишкина, Дмитрия Кирюшина, Максима Киселёва

В шахте случайных людей не бывает. Ошибка одного здесь может привести к гибели всех. Эти слова касаются в первую очередь маркшейдера — горного инженера, который производит пространственно-геометрические измерения в недрах земли. Он определяет, где именно будут добывать уголь горняки, и следит, чтобы они не оказались в шаге от беды.

Галина Короткова занимается горным делом более 30 лет. Она была маркшейдером на шахтах севера и юга Кузбасса, поддерживала шахтёрские семьи через соцзащиту, затем вновь вернулась в угольную промышленность. Сейчас она горный инженер в авторском надзоре компании «Сибгеопроект», которая помогает шахтам и разрезам России быть более безопасными и эффективными. Накануне Дня шахтёра Галина Ивановна рассказала женскому журналу «Птица», за что полюбила свою профессию и с какими трудностями сталкивалась на поверхности и под землёй.

 

«В шахте оказалось интересно»

 

Галина Ивановна не сразу поняла, в чём заключается её призвание. После школы поступила на химический факультет, в 1969 году получила диплом химика-технолога органического синтеза. Ещё через год — вышла замуж за шахтёра Николая Леонова. В то время на шахте имени Волкова строили очистные сооружения и лабораторию. Именно Галина Ивановна налаживала её работу.

Через некоторое время молодую сотрудницу избрали на шахте комсоргом. Ей нужно было время от времени спускаться в шахту, чтобы знать, в каких условиях трудится коллектив.

— Меня обстановка шахты не напугала, — вспоминает Галина Ивановна. — Мне было интересно! Под землёй всё устроено мудро и чётко. Шахтёры работали слаженно, каждый знал своё дело. Меня поражало, как из такого огромного пласта породы удаётся ежедневно добывать уголь, хотелось понять, каким образом в этом подземном городе всё устроено. И я почувствовала, что готова ради этого сменить профессию.

Галина Ивановна в 1974 году поступила в Политехнический институт, чтобы стать горным инженером-маркшейдером. Родное предприятие выплачивало стипендию — ей не пришлось просить об этом, руководство шахты само предложило поддержку молодому специалисту. Хороших маркшейдеров не хватало.

— Я пришла в профессию не со стороны, не вслепую. Поэтому училась с большим интересом. Нас готовили для работы на открытой и на подземной добыче угля, практика занимала всё лето.

Галине пришлось окончить вуз на год позже однокурсников — на четвёртом курсе в семье Леоновых родился сын, Денис. Уход за малышом не помешал получить красный диплом.

— Трудно ли было? Приходилось мало спать, но я всё успевала, — вспоминает она. — После выпуска меня распределили в Анжеро-Судженск, на шахту Таёжную. Но я не могла туда поехать, ведь меня уже ждали в Промышлённовском. Нам с мужем дали квартиру, сына устроили в детский сад. Куда поедешь? Поэтому я устроилась на Волкова участковым маркшейдером, как и хотела. Через два месяца меня нашли через прокуратуру. Хотели доставить на место распределения. В этот момент я была в шахте, поэтому сотрудники отдела кадров меня отстояли.

 

«Мы отвечаем за жизни людей»

 

Маркшейдер — это человек, который умеет наносить границы, так переводится название профессии. Галина Ивановна рассказывает, что перед такими специалистами стоят ключевые задачи: добыть больше угля, меньше — пустой породы и проследить за соблюдением техники безопасности.

— Мы определяем, где идёт выработка, на какой глубине можно работать. Всё это мы отражаем на планах и картах, потом модель переносим на реальную шахту или разрез. Маркшейдерское дело — сплошная математика, расчёты. На сантиметр ошибиться нельзя. Постоянные технические расчёты. На горных работах всегда бывают опасные зоны: возможен прорыв воды или обвал породы, — объясняет собеседница «Птицы». — Однажды мы проводили по пласту Владимирскому бремсберг (подземная наклонная горная выработка, — прим. автора), обследовали выработки на наличие воды перед началом горных работ. Вначале было сухо. Направление переношу и вижу, что дальше борт мокрит всё больше и больше. Что-то потрескивает. Говорю: «Мужики, предчувствие у меня плохое. Если произойдёт прорыв воды, надо идти вверх, в забой, так как выработка идёт с подъёмом». Поднялась на поверхность, и через час — прорыв. Опытные горняки так и сделали, а самый молодой с испугу побежал вниз. Его смыло волной, выбросило на полевой штрек. Он остался жив, серьёзных травм не получил, но уволился сразу же.

Маркшейдер несёт ответственность за жизни людей. Это тяжёлый груз. На шахте гибнут люди. И это трудно пережить, даже когда в трагедии нет твоей вины.

— Я видела много горя, — говорит Галина Ивановна. — Жёны погибших шахтёров приходили и спрашивали у меня, что случилось с их мужьями. Что я могла им сказать? Через себя всё пропускала, переживала. Ответственность у нас огромная. Мне приходилось делать зарисовки по всем несчастным случаям, которые произошли на шахте. Включая гибель моего мужа, Николая Леонова. Он был бригадиром очистного забоя и попал под обрушение. В 31 год его не стало, у нас осталось двое детей. Представляете, каково мне было? И приходилось работать, потому что кроме меня некому было обеспечить мою семью — дочь, сына и маму.

 

«Крыс мы называли подружками»

 

— В шахте самое страшное — это метан. Этот газ не имеет запаха. Спускаешься под землю, замеряешь его показатели, прежде чем работать. Но иногда и техника не нужна — чувствуешь, как будто обруч стальной сдавливает затылок. Кислорода мало, дышать трудно — значит, пора уходить, — объясняет маркшейдер.

Сейчас на угольных предприятиях стоят датчики метана, за ними следят на поверхности операторы автогазовой защиты и диспетчеры. В советские годы тоже была налажена система безопасности. Но есть и знаки, которые горнякам подаёт природа — если в забое бегают крысы, значит, там безопасно.

— Крыс мы всегда называли подружками. Рыжие, крупные — такие они под землёй. Приходишь и смотришь: если они есть в забое, значит, там безопасно. И содержание метана меньше 2%. У нас шахтёры всегда подкармливали этих «газоанализаторов». Как-то раз иду из забоя и вижу: молодой парень, моторист, прикорнул во время перерыва. Ремонтные смены были — энергию отключали на короткое время. Он спит, а крыса ему за пазуху залезла и пайку оттуда тянет, — смеётся Галина Ивановна.

 

«Без угля нам не прожить»

 

Когда шахта имени Волкова закрылась, Галина Ивановна уехала со вторым мужем в Заполярье, на горное предприятие по добыче олова. Они прожили там несколько лет, потом их пути разошлись. Галина вернулась в Кузбасс и нашла себя в новом деле — стала директором Центра социального обслуживания в своём посёлке. Потом участвовала в организации «Центра помощи семье и детям» в Кемерове.

— Когда нужно было создавать районные отделения, попросила, чтобы меня направили в Рудничный район — я лучше других коллег знала проблемы шахтёрских посёлков. В Лапичёвке и Бутовке закрылись предприятия, люди там жили трудно, всем нужно было помогать: неблагополучным семьям, шахтёрским вдовам с детьми, одиноким старикам... Финансирования не было. Поэтому мы добивались помощи спонсоров. Проводили первые акции «Собери ребёнка в школу», выдавали продуктовые наборы. Со временем сформировали программу помощи, наладили систему. После девяти лет работы в социальной сфере я ушла, вернулась в прежнюю профессию, поскольку начала оживать горная промышленность в Кузбассе.

Галина Ивановна снова стала маркшейдером. Как она говорит, почему бы и нет, раз руки по-прежнему дело помнят. Сначала был частный разрез в посёлке Краснобродский, затем компания «Кузбассразрезуголь», а теперь — «Сибгеопроект», где она работает в отделе аудита и авторского надзора. В эту компанию обращаются за проектной документацией не только компании Кузбасса, но и других регионов России.

— Мне нравится моя работа, у меня замечательная семья — дети и внуки. Как говорила моя мама, сейчас такое время, что очень интересно жить, поэтому я радуюсь каждому дню. И счастлива, что занимаюсь не только любимым, но и нужным делом. Угольная промышленность необходима нашей стране. Поэтому шахтёрский труд будет востребован ещё долгие годы. Горняков Кузбасса поздравляю с профессиональным праздником и от всей души желаю крепкой кровли!

 

26 августа 2016
1671
0

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить