Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Свобода и грамотность

Свобода и грамотность

Истории

Как русский язык может изменить жизнь

Фотографии Георгия Шишкина

Екатерина Миллер — девушка нестандартных взглядов. Будучи успешным переводчиком с немецкого, она вдруг захотела стать преподавателем русского языка. Так в нашем городе появился лингвистический центр Miller, где любой желающий может не просто выучить немецкий, но и всей душой полюбить великий и могучий русский язык.

Что хорошего в том, чтобы вновь обучиться родному языку во взрослом возрасте, почему жизнь в Германии и Питере проигрывает жизни в Кемерове, а также зачем рвать шаблоны и идти против течения, Екатерина Миллер рассказала женскому журналу «Птица».

«Катя, твой почерк просто ужасен. Я повешу твою тетрадь в развороте на стену — пусть старшеклассники пугаются!» Пожалуй, это единственные слова учителя по русскому языку, которые мне хорошо запомнились. Нетрудно догадаться, что моя успеваемость по русскому языку оставляла желать много лучшего.

Мне совершенно не нравилась эта ее манера разговора с нами. Даже не разговора. Монолога. А у детей все просто: не люблю учителя — не люблю его предмет. Все. И что она о себе возомнила? Что можно вот так с нами разговаривать только потому, что мы дети?

Другое дело немецкий. В 10 классе мне даже удалось стать победителем городской олимпиады по немецкому языку. И вот меня приглашают учиться в гимназию. («Что, серьезно? Меня? Это прям точно?») Нет, мы с мамой, конечно, подумывали как-то летом на даче после окончания седьмого или восьмого класса: а не пойти ли мне учиться в гимназию. Но тут же решили, что теперь уже наверняка поздно, думать надо было раньше, и отмели эту идею в сторону.

И вот я теперь-таки учусь в гимназии. По приглашению. Что ж, круто. А где же характерный для школ персонаж в виде строгой учительницы по русскому языку, которая всем нам давала бы понять, что мы совершенно безнадежны? Нет его! Зато работавшая там учительница перевернула всю мою последующую жизнь. С удивлением для себя я обнаружила, что русский язык (при правильной подаче и сервировке) может быть понятен и даже интересен. Но особенно приятно быть уверенной в том, что ты пишешь грамотно. Это дарит невероятную уверенность в себе, что очень важно.

У нее были собственные наработки. Это была ее интеллектуальная собственность. С рисунками, схемами и примерами из жизни. Из нашей жизни. И эти примеры не были взяты из художественных произведений литературы двухвековой давности, которые давно уже не вызывают отклика. Вот тогда я оценила, как красив наш язык, и захотела рассказать об этом другим. Чтобы другие тоже обнаружили этот зарытый клад. Ведь моей учительнице удалось! А я-то думала, что я бездарность с ужасным почерком! Хорошо, что новая учительница об этом не знала. Она решила, что я очень даже ничего. А почерк выровнялся как-то сам собой.

В перерывах между студенческими тусовками я усердно учила немецкий язык. Вернее, я учила только то, что считала для себя перспективным. Я определила для себя в самом начале первого курса: я здесь для того, чтобы учить немецкий язык. Руководствуясь этим принципом, я совершенно отодвинула в сторону горы зарубежной литературы, которые следовало прочесть. А также риторику, теорию литературы и еще даже не помню что.

После получения диплома едем в Германию к родственникам будущего мужа. Уверены: нам там понравится, и мы обязательно останемся. Это же Германия! Приехали... Эммм... Ребят, у вас, конечно, здорово... Но вот как-то не цепляет... Будем в гости приезжать, ок?

В Кемерове меня с распростертыми объятиями ждало областное училище культуры, где я стала работать преподавателем немецкого и английского языков. Зарплата 2700 рублей в месяц. Что называется, бери и ни в чем себе не отказывай. Решительно ни в чем!

Не, я так не могу. Хочу быть переводчиком. В международной компании. Значит, едем в Питер!

 

Кай и Катья

 

Питер — город большой. На дорогу до работы уходит никак не меньше часа, а то и полтора. Зимой влажный холодный воздух пробирается под шубу, и ты в −15 мерзнешь. В шубе. Очень необычные ощущения.

Полтора часа до работы — это неприлично долго. Кажется, настала пора подыскать работу ближе к дому.

Так, смотрим. «MM POF Packaging. В отдел продаж требуется помощник менеджера со знанием английского языка». Приезжаю на собеседование. «Вы немецким владеете? Вы знаете, у нас к вам есть другое предложение. Через неделю из Германии приезжает Кай, наш технический директор, а у него нет переводчика. Вы согласны? Собственно, у него нет не только переводчика. Он вообще будет впервые в России, он здесь ничего не знает. Надо будет переводить его на производстве, решать вопросы с визой и, конечно, помогать в текущей работе. Он ведь по-русски не говорит. И не заговорит».

Через неделю я в том же офисе. Нервничаю страшно. Заходит Кай, протягивает мне руку и представляется: «Кай». «Очень приятно», — отвечаю я. Он задает мне несколько вопросов, после чего идем на производство. Поднимаясь по лестнице, он меня спрашивает: «Так как Вас все-таки зовут?». И тут я понимаю, что от волнения даже не представилась! «Екатерина». — «А можно покороче?» — «Катя». — «Катья», — говорит он, произнося мое имя с забавным немецким акцентом.

После чего он спросил, где я научилась так хорошо говорить по-немецки, и мне было очень приятно сказать, что у меня в Сибири были хорошие учителя. Надо было видеть его большие глаза!

А вот я была совершенно недовольна своим немецким. Во-первых, реальное немецкое произношение совершенно отличается от того, которому нас учили. Точнее сказать, о произношении речи практически не было. Мы просто копировали произношение преподавателей. А оно было неверным у подавляющего большинства. И даже сейчас каждому приходящему ко мне ученику я в первую очередь открываю глаза на то, что немецкая речь звучит иначе. Не так, как нас учили и как продолжают учить.

Также Кай сказал как-то: «То, что ты говоришь, конечно, грамматически верно. Но, вообще-то, так никто не говорит». Замечательно. Оказывается, все это время я старательно училась тому, что мне не надо. А что надо — того не дали.

В течение всех полутора лет нашей с Каем совместной работы мы были практически неразлучны. Он звонил мне на сотовый, если меня не было на месте 10 минут, он звонил мне по работе на выходных, он звонил мне и просил подобрать интересное мероприятие на вечер, чтобы сходить туда со своей русской девушкой.

А потом я устала. Я выдохлась. Были и другие мысли. О том, что мне в этом городе делать больше нечего. Я получила то, зачем сюда приехала. И поставила галочки «Done» по всем имевшимся к этому моменту жизненным целям. А работа переводчиком в крупной международной компании — это вообще была программа «Максимум».

Там же, в Петербурге, мы познакомились с одним молодым человеком, оказавшим огромное влияние на наше мировоззрение. Именно он дал нам в руки книгу Роберта Кийосаки «Богатый папа, бедный папа», по прочтении которой я поняла, что хочу в будущем взять ответственность за свою жизнь на себя, перестав работать «на дядю».

 

В провинцию возвращаются

 

Решение вернуться домой не было легким. Я была уверена, что по возвращении в Кемерово буду тосковать по Петербургу. Ведь я так люблю чувствовать себя частью большого мира. Выйти из людного метро на шумный Невский проспект и позволить толпе унести тебя в другое такое же оживленное место. Зайти в «Рив Гош» и оценить новинки парфюмерии. Обожаю парфюм! И эти магазины для меня настоящий антистресс. Как правило, я там ничего не покупаю. Я просто гуляю и погружаюсь практически в транс. И обязательно беру с собой пару блоттеров с особо понравившимися ароматами. Чтобы затем случайно найти их где-нибудь в кармане брюк, вдохнуть аромат и, улыбнувшись, зажмуриться от удовольствия.

Мы с мужем решили вернуться домой, чтобы быть рядом со своими родителями. И иметь родителей рядом. Помогать друг другу и оказывать поддержку. Хотя наши родители никогда не стремились удержать нас возле себя. Наоборот, они всегда мотивировали нас на дальнейшие свершения. Наверное, что-то в этом есть. Как говорится, «хочешь удержать — отпускай. Если вернется — оно твое. А если нет, оно никогда твоим и не было». Спасибо родителям за их мудрость. Добившись того, что хотели в большом мире, мы к ним вернулись.

Узнав о нашем решении вернуться домой, коллеги удивленно пучили глаза. Действительно, такой разворот трудно себе представить, если привык мыслить шаблонами. А в данном случае шаблон был таков: «В провинцию не возвращаются».

Не люблю шаблоны и стандарты как явление. Обычно выпученные глаза также были реакцией на новость о том, что мы вот уже 3 года как живем без телевизора. И не чувствуем себя при этом лишенными. Тоже мне новость. Просто, приехав в Питер, мы решили на нем сэкономить, а впоследствии решили, что нам, оказывается, и так хорошо. На сегодняшний день мы уже 11 лет как живем без телевизора. И замечательно. Всем советую. Попробуйте. Это настоящий детокс для мозга.

На прощание, обняв меня, Кай сказал: «Я не ожидал, что ты и вправду уедешь. Я не знаю, как я буду дальше работать здесь. Думаю, я тоже через полгодика вернусь обратно в Германию. Ты была моей лучшей ассистенткой». Приятно.

И вот мы вернулись. Это было совершенно нетипичное чувство. Вновь оказаться в уютном мире родного города, который прежде казался глушью и, казалось, не сулил никаких перспектив. Почувствовать практически кожей тепло и заботу семьи. Да мы изголодались, оказывается!

Странно... Интересно, когда начнется тоска по Питеру? Хм... что-то она заставляет себя ждать... Она так и не пришла. Не знаю почему.

После мегаполиса наш Кемерово предстал передо мной эдаким островком коммунизма. Захожу в троллейбус. Спрашиваю кондуктора, почем проезд. «9 рублей». — «Еще раз». — «9 рублей». Смеюсь практически в голос. Там я отдала бы за проезд 17. И, конечно, здесь все рядом. Сейчас, когда я слышу, что кто-то говорит, что не поедет, допустим, из Ленинского района в Кировский, потому что это далеко, думаю: «Ну-ну».

 

От немецкого к русскому

 

В Кемерове я не ждала, что мне удастся найти работу по специальности, поэтому устроилась в первое попавшееся место. Было забавно работать продавцом-консультантом в Кемерове и чувствовать себя состоявшейся. А у меня было именно так. Новые цели еще не были поставлены, поэтому я была вполне довольна тем, что имела.

Единственное, из-за чего я переживала, это из-за того, что немецкий стал стремительно забываться. Как всегда и бывает без практики. На выходных я стала брать учеников. Какая-никакая, а все же практика. И в какой-то момент я стала получать от этого удовольствие. Издаваемые в России учебные пособия по немецкому языку, как выяснилось, изобилуют ошибками, что для учебника просто недопустимо. Не говоря уже о контенте. Это как издевка. Мы учили немецкий в школе в течение 7 лет. Мы зубрили грамматику. Могли ли мы после этого говорить по-немецки? Думаю, ответ все знают. Подобная система обучения уже давно показала свою несостоятельность. И все равно мы идем той же дорогой.

Я решила, что мне этот подход не близок, и заказала учебники из Германии. Другое дело! При том, что я не считаю, что все заграничное лучше отечественного. Это не так. Но вот учебники были то, что надо.

Затем мои знакомые и их друзья стали потихоньку эмигрировать в Германию. Они просили меня подготовить их к экзамену. Я была рада оказаться полезной. К счастью, все они сдали необходимые экзамены. И все с первого раза. А то ж я знаю, что бывает и по-другому.

Все это время я не забывала про свою учительницу русского языка из гимназии. И я захотела попробовать учить русскому языку. Свободно владея немецким и английским, с уверенностью могу сказать: я абсолютно убеждена, что русский язык красив, богат и очень выразителен! Он дает массу средств выразить самые разнообразные оттенки смыслов и значений.

Мне потребовалось много времени, чтобы найти учебные пособия по русскому языку, которые более или менее устраивали бы меня. В массе своей то, что попадалось мне в руки, при прочтении вызывало несдерживаемую зевоту и нагоняло тоску смертную. Я ходила вокруг да около, не решаясь заставить себя уже, наконец, сесть-таки за книгу.

Учебники по русскому языку как будто были изданы на другой планете. В то время как, казалось, весь цивилизованный мир уже давно издает учебники формата А4, на хорошей бумаге, с качественными картинками и интересным мотивирующим содержанием, наши учебники продолжали существовать будто в параллельной реальности. У меня даже не было желания взять их в руки. Под корками учебников картина была весьма удручающая. Сразу бросалось в глаза отсутствие картинок. Либо они были фактически «на отвали». Скучный, монотонный, нудный текст.  

«Не, ребят, это не дело», — подумала я. Неудивительно, что при таком раскладе мало кого интересует родной язык. Раз даже мне стало скучно.

И я стала делать так. Готовлюсь к занятию по немецкому языку. Вижу учебную игру. Значит, можно поиграть в это и на занятии по русскому языку. Использую метод зеленой и красной ручек. Зеленой обязательно отмечаю то, что сделано верно, красной — ошибки. Чтобы дети видели, что я замечаю не только ошибки. Если зеленого цвета больше, чем красного, они всегда радуются. А ошибки — это естественная часть учебы. Не катастрофа и не трагедия. Значит, здесь надо еще поработать.

Я хочу, чтобы дети полюбили наш язык, а не шарахались от него. В центре поддержки предпринимательства я узнала о возможности получения гранта на открытие своего учебного центра. Я хотела открыть такой центр, где дети изучали бы русский язык так же, как в школах иностранных языков они учат английский. С тем же интересом и вовлеченностью. К тому времени набирало обороты явление под названием «Тотальный диктант», президент создал Совет по русскому языку. В общем, о русском языке, кажется, стали думать чуть больше.

В России очень мало центров по обучению русскому языку. И чаще всего речь идет практически всегда о подготовке к экзаменам. А вот так, чтобы с чувством, с толком, с расстановкой — такого нет. Я подумала, что можно объединить западный подход и наш.

Я подала заявку на грант, зарегистрировалась в налоговой, нашла помещение. И написала о своей инициативе Тулееву. И Медведеву. И Путину тоже написала. Они мне любезно ответили, что моим вопросом займутся местные органы самоуправления. В итоге мне не удалось не то что получить грант, мне не удалось получить даже хоть какую-нибудь поддержку. Все гранты были вручены частным детским садам. Мы сами купили мебель, учебники, ноутбук и начали работу.

Сейчас в наш центр приходят учиться как дети, так и взрослые. Что очень нас радует. Спасибо моим родителям, мужу и детям, а также всем тем, кто в нас верил.

Через полгода после нашего отъезда из Петербурга Кай женился на своей русской девушке и увез ее к себе в Германию. А еще через два года у них родилась дочь, которую они назвали Катья.

 

07 апреля 2016
2277
5

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

приходящий
Молодец.
Комментатор.

И написала о своей инициативе Тулееву. И Медведеву. И Путину тоже написала.

Very we!

В итоге мне не удалось не то что получить грант, мне не удалось получить даже хоть какую-нибудь поддержку

ничего другого можно было и не ждать.
No Avatar
Зашла в автобус проезд 9 рубл а там 15 рубл А она не подумала о зарплате водителей, кондукторов и прочих рабочих этих предприятий здесь и там.
No Avatar
Приятно было прочесть статью! Грамотно и интересно описана история! Желаю успехов Екатерине в дальнейшем развитии своего центра!
No Avatar
интересная статья, я зачиталась! и по ходу дела , похоже, заинтересовалась немецким языком! =)

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить