Вход
Девушка, которая поет

Девушка, которая поет

Истории

Кузбасская Алсу о Москве, таланте и карьере певицы

Фотографии из архива героини

Алсу Шайдуллина — участница всероссийского проекта «Новая Звезда», вокалистка новокузнецкой группы «MOJO», рассказала корреспонденту журнала «Птица» об обратной стороне медали вокального конкурса, падающих колоколах и о том, почему певцам не нужно рваться в Москву. 

— Алсу, что привело вас на конкурс «Новая звезда»?

— Я сейчас пою в группе «MOJO», и наш продюсер, мой близкий друг, предложил подать заявку на участие в проекте. Я решила, что этой мой шанс и не стоит его упускать.

— Как проходил кастинг на «Новую Звезду»?

— Было два варианта: либо подать заявку онлайн, либо приехать самому и выступить, у нас ближайшим городом был Новосибирск. Я решила поучаствовать по принципу: «Была не была! Отправлю, а там посмотрим, что будет!». Заявка заполняется очень подробно: необходимо написать эссе типа «Почему я хочу участвовать в конкурсе», отправить свои фото, видео, а также выбрать 10 песен на первый тур. А потом месяцы ожидания. Я особо не зацикливалась на ожидании, но все равно думала: «Когда же придет ответ, ну когда...». Наконец-то мне позвонили и сказали, что я прошла. Билеты на самолет, проживание в Москве оплачивали организаторы конкурса.

— Расскажите о съемках. Как все проходит?

— Уже можно раскрывать карты: во второй тур я не прошла. Так что съемки длились полторы недели. Я исполняла песню Наргиз Закировой «Я не твоя война». Снимается все очень быстро в связи с ограниченным бюджетом, две программы за один день. После того, как отсняли второй тур, всех отпустили домой, потому что в следующих выпусках телезрители будут определять, кто из участников прошел, а кто нет.

— Расстроились, когда не прошли во второй тур?

— Представь, целый год находишься в напряжении от того, что ты представляешь Кемеровскую область, что нужно выступить достойно. Это большая ответственность: ты едешь и желаешь выиграть. Но если постоянно думать об этом, то можно с ума сойти. Так что настраивалась на лучшее, но готовилась к тому, что могу и не пройти.

— Удалось найти время на прогулки по Москве?

— Нас с трудом отпускали из гостиниц. Мало ли что с нами случится: на нас уже все фонограммы записаны, все билеты забронированы. Приходилось спрашивать разрешение, можно ли выйти в город.

— После участия в подобных проектах многие вокалисты начинают сольную карьеру, даже гастролируют. Вы об этом не думали?

— Когда я приехала на съемки «Новой Звезды», то жила с Екатериной Кузиной, которая выступала во втором сезоне «Голоса». У нее был заключен договор с Градским на выступления: она поехала в тур, в котором было около восьми городов. На этом все и закончилось. Сейчас довольно сложно удивить наш народ, но такие яркие эпатажные люди, как Наргиз, нравятся публике. Так что она сейчас работает, снимается в клипах. О своих планах я пока промолчу.

— Вы продолжаете петь в группе «MOJO»?  

— Да, конечно! У нас кавер-группа, основанная два года назад. Сначала нас было двое: гитара и вокал, а теперь же полноценная группа, состоящая из пяти человек. В основном мы выступаем на праздниках, выставках, корпоративах.

— А в конечном итоге всем составом вырветесь в Москву?  

— Не знаю насчет Москвы. Многим группам и вокалистам кажется, что вот они такие классные, сейчас поедут в Москву, и их там сильно ждут. На самом деле это не так, творческих людей там и так хватает. Из всех музыкантов и исполнителей, кто едет в столицу, найти работу и остаться получается только у 10%. И передачи типа «Голоса» для москвичей ничего не значат, все заняты с утра до ночи и мало кто смотрит телевизор. Я жила в Москве около месяца: темп жизни сверхскоростной, приходится носиться без остановки, а зачем — непонятно. Мне ближе размеренная жизнь.

— Какими качествами нужно обладать вокалисту, чтобы «сделать карьеру»?

— Большое желание, прежде всего. В моем случае наличие хорошего слуха сыграло важную роль. Звучит грубо, но нужно иметь либо большие деньги, либо большую удачу. Тем более, если мы говорим о вокалистке, которая хочет попасть в Москву. И пусть она сто раз талантливая, но этого мало. Нужно, чтобы тебя заметили продюсеры. Так что все упирается в коммерцию. Задача менеджера — «раскрутить» певицу, сделать так, чтобы заказы на выступления были.

— Вы с детства занимаетесь вокалом?

— С 18 лет.

— То есть не было музыкальных школ, занятий по сольфеджио целыми днями?

— Нет, не было. И это даже мне помогло. Потому что у детей, которых родители насильно гонят в музыкальную школу, вырабатывается негативное отношение ко всему этому творчеству, музыке. Большинство из них, получив «корочку», больше не хотят заниматься музыкой. У нас была большая семья, и у родителей не было возможности отдать меня в музыкальную школу. В старших классах увидела ДК КМК и поняла, что я должна петь, ведь я мечтала об этом с детства! Несмотря на то, что мне было 17 лет, я занималась в младшей группе. Забавно, внешне я мало чем отличалась от двенадцатилетних девочек! Я поняла, что пора идти дальше, но в старшую группу меня так и не переводили, хотя пела я хорошо. Поступила в КузГПА на психолога, а через год забрала документы и перевелась на музыкальное отделение. Позже я как-то участвовала в небольшой театральной постановке, и меня заметила режиссер театра-мюзикла «Седьмое утро» Татьяна Михайловна Зырянова. Теперь я играю во многих постановках театра, в том числе и Эсмеральду в «Соборе Парижской Богоматери».

— Расскажите о поездке в Израиль со спектаклем «Граф Монте-Кристо».

— Два раза мы были в Израиле. Нам позвонили люди, которые занимаются тем, что организуют гастроли российских театров за рубежом. Вот мы и поехали. Публика нас отлично приняла! Кстати, в Израиле живет много русских и украинцев.

— Есть ли разница, где петь: с группой, в мюзикле или на конкурсе «Новая Звезда»?

— От выступления с живой группой ты просто кайфуешь. Тогда ты — это ты. В мюзикле ты можешь быть кем угодно, хоть императрицей. И тебя никто не осудит. А выступать на «Новой Звезде» — это значит представлять свой край, Кемеровскую область, и ты не можешь ударить в грязь лицом. Это такое напряжение, колоссальное волнение, которое испытываешь на сцене. Даже не знаю, как я справилась.

— Случались ли какие-то форс-мажоры на сцене?

— В одной из сцен мюзикла «Собор Парижской Богоматери» на сцене были подвешены довольно увесистые колокола. Один из них свалился на сцену во время спектакля, пришлось все это обыгрывать. Необходимо дальше продолжать петь и играть несмотря ни на что.

— Какой вы видите себя через десять лет?

— Я часто задумываюсь об этом. Даже не знаю, что ответить. Надеюсь, в моей жизни случится нечто удивительное, чтобы я смогла петь до 80 лет и всегда заниматься тем, что мне нравится!

 

11 марта 2016
2

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

No Avatar
Истинное уважение коллеге и спасибо за статью...
No Avatar
Умница!

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить