Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Не бойтесь менять свою жизнь

Не бойтесь менять свою жизнь

Истории

Ольга Редько коротко о главном

Фотографии Георгия Шишкина, Константина Фадина, Евгения Огородникова, Татьяны Кумыковой

Отвечать за свои решения перед собой — самая сложная задача. Не жалеть себя, не уговаривать, не оправдывать, а ясно и четко осознавать, что принятое тобой решение — верное. Или нет. Часто для нас это проблема. Мы склонны ставить комфорт своего «Я» на первое место, особо не заботясь, а нужно ли это ему на самом деле. Многие за всю жизнь так и не приходят к тому откровенному разговору самого с собой, который позволяет взглянуть на жизнь ясными глазами.

Ольга Редько, в прошлом ведущая актриса Театра для детей и молодежи, а сегодня радиоведущая, этот разговор с собой ведет постоянно. И совсем не важно, какую профессию она выберет завтра, потому что теперь у неё хватает смелости не ассоциировать себя с профессией, пусть и очень интересной или престижной.

Думающий и ищущий будет постоянно задавать себе вопросы и искать на них ответы. Об этом и других важных вещах Ольга рассказала читателям «Птицы»

— Ольга, тебе трудно принимать важные решения?

— Принимать окончательное решения уже не трудно. Сложнее принять их внутренне, осознать правильность. Несмотря на то, что я девушка и очень эмоциональная, долго себя уговариваю не принимать решения спонтанно. Как и большинство перфекционистов перед окончательным выбором я должна отмести какие-то пункты, чтобы потом никогда не жалеть о сделанном.

— А душевные муки, которые изматывают, случаются?

— Зачастую это больше страх «перед тем, как». Когда ты уже сделал выбор, то понимаешь, что все легко и правильно. После начинаешь посмеиваться над собой той, которая боялась, опасалась чего-то. Из зоны комфорта всегда выходить сложно.

— Для тебя важнее, что подумают о тебе окружающие или твой личный комфорт?

— С возрастом понимаю, что гармония внутри гораздо важнее любого чужого мнения. Сказать, что так было всегда, я не могу. Иногда испытываешь удивление, что твои решения и поступки вызывают у окружающих совсем другую реакцию, нежели ты предполагал. И конечно, это печалит.

 

Я человек, я живая, и меня, бывает, задевает это, но уже не является основополагающим.

 

Что там кто обо мне подумает и что решит про меня перестало играть хоть какую-то роль в качестве аргумента. Могу на секундочку взгрустнуть и тут же забыть.

— Любишь учиться новому?

— Очень! Так получилось, что по состоянию здоровья и финансовым возможностям, сразу после школы учиться у меня не получилось, и, я думаю, хорошо, что случилось именно так. Учиться сразу после школы мало кто хочет и, самое главное, понимает, зачем ему это нужно.

Я пошла учиться в более зрелом возрасте, потом в аспирантуру, и я по-настоящему кайфую, когда у меня есть возможность получать новые навыки и знания!

Радио, например, сейчас — совершенно новый для меня этап. Я абсолютно с нуля учусь здесь всему, и то, что я уже умею, здесь полезно, но этого мало, а иногда и мешает. Приходится себя очень сильно во многом ломать, перестраиваться: другой коллектив, другие взаимоотношения. Иногда тяжело, но это очень здорово, когда понимаешь — а вот это я могу и это могу. Пока я в самом начале своего пути, но очень хочется достичь профессионализма.

У людей есть стереотип, что в театре актеры, выходя на сцену, надевают разные маски и имеют возможность побыть другим человеком. Именно так думает большинство, простой зритель.  Профессионалы знают, что театр — это такое место, где есть возможность от себя, используя предлагаемые обстоятельства, сказать как можно больше. Ведь когда ты принимаешь свой персонаж, когда ты присваиваешь его, он перестает быть какой-то маской и чужеродным, он становится частью тебя. И я, Оля Редько, имею возможность сказать в разных ролях о том, что я думаю, что чувствую, что меня беспокоит, и поговорить со зрителем о том, что беспокоит его, что чувствует он.

Радио в этом смысле ничем не отличается, только мне не нужно теперь принимать никакие образы. Может быть, ты становишься более незащищенным, потому что говоришь со слушателями от первого лица. Соответственно и ответственность, за то что звучит от моего имени в эфире повышается. Но мне это и нравится!

 

Потому что, как мне кажется, сейчас в обществе есть тенденция к снижению ответственности за то, что мы делаем или говорим.

 

Мне нравится отвечать за свои слова и поступки. Я не боюсь признаться, когда ошибаюсь, не боюсь просить прощения и горжусь тем, что говорю то, что я думаю. Сказать, что это совсем-совсем другая область деятельности, я не могу, но это та новая форма, где существует колоссальный объем постижения и изучения, и это классно.

— Как ты учишься профессии?

— В первую очередь я стараюсь впитывать то, что уже есть. Это глупо кричать — я всё сама, всё сама. Мудрый человек возьмет все то, что уже есть вокруг, преобразует в своё, и на этой основе будет расти, развиваться. Пока я только набираю багаж. Я слушаю другие радиостанции, учусь у коллег. Что-то мне очень нравится, где то подмечаю, как делать не нужно, и такое случается.

Так как радио — это опыт общения с разными-разными людьми, то мне сейчас очень необходимо его набирать. И даже так любимые мною художественные книги немного ушли на второй план, потому что нужно читать много публицистики и получать много разной информации.

Мне повезло, что среди моих друзей много тех, кто давно в этой профессии. С удовольствием спрашиваю совета и прошу помощи, и, нужно сказать, что мне еще ни разу не отказали. Охотно делятся, за что я им очень благодарна и надеюсь отплатить добром, когда стану хоть сколько-то опытным радийщиком.

— Радио — конечный этап твоего профессионального развития?

— Безусловно, нет. Я не выстраиваю свою карьеру по вертикали. Был уже такой пример в моей жизни с написанием диссертации. Мне это было интересно, пока я занималась непосредственно исследованием. Но как только я ее закончила, мой интерес совсем пропал. Сейчас мои друзья крутят пальцем у виска и говорят: «Оля, ну ты почему такая глупая. Лежат же эти 120 страниц в компьютере у тебя, но они ведь потеряют актуальность или кто-то защитится на эту тему, почему ты не закончишь с этим, такой труд будет впустую!» А это не впустую, меня этот процесс очень обогатил, а вот заниматься теперь делопроизводством — организовать процесс защиты, мне не интересно совсем.

Я и в театре когда работала, занималась не только профессией: была завтруппой, занималась продвижением театра, хотя, собственно никто мне этого не поручал, я сама себя назначила (смеется). Мне это очень нравилось: популяризация театрального искусства и любимого театра в городе. Мне нравилось организовывать встречи со зрителями, организовывать мероприятия, например, «Ночь в театре». Это тоже была та, другая форма общения.

То же самое касается радио. Я хочу в этой сфере совершенствоваться. Но ничуть не хочу утверждать, и даже надеюсь, что в моей жизни появится еще много нового и мне это тоже будет очень интересно. Получается, что общение с людьми — это тот стрежень, на который нанизывается все, чем я в жизни занимаюсь.

— А ты чувствуешь людей, которые там, за пределами студии, тебя слушают?

— Теперь уже чувствую. В театре прямой обмен энергиями со зрителем, есть привычка и опыт работы с человеком, который тут же откликается. А с радио немного было сложно: сначала было ощущение, что ты «сама пошутила — сама посмеялась». Но я вижу и обратную связь: нам пишут, звонят, присылают личные сообщения. Значит, работает. Есть такая точка зрения, что люди не хотят общаться с «неким театром», с «неким радио», с «неким информационным порталом» и так далее, и я ее сторонник.

 

Человек хочет общаться с человеком. Личность ищет личность.

 

И подтверждением тому может послужить то, что посты о событиях в нашей студии, о темах эфиров получают больше просмотров не на официальной странице радио, а на моей странице в том же Фейсбуке. В их обсуждение включаются люди, которые хотят высказаться, и среди них приличное количество тех, кто не входит в мой список друзей.

— Не боялась менять привычный мир театра на новый мир радио?

— Очень меняется моё отношение к этому сегодня. У меня, правда, сейчас период невероятного познавания себя. Вообще я бы всем людям, после 20 лет посвящения себя одному делу, посоветовала взять и все поменять (смеется).  Недавно случайно встретила в магазине бывших коллег, которые очень грустно спросили меня:

— Ну, а где ты сейчас?

— На радио, — отвечаю я.

— А чем будешь заниматься?

— Радио и буду

— Жаль

— Почему?  

— Ну, талант не должен пропадать.

И я их очень хорошо понимаю! Потому что когда я находилась внутри театра, тоже думала, что люди покинувшие театр — пропали. Если поднять мои интервью даже трехмесячной давности, я действительно очень искренне говорю, что вне театра себя не представляю, что жить без него невозможно и так далее. А сейчас открываю для себя, что оказывается-то все совсем не так. Что мир больше того, в котором я существовала.  

Да, театр не может не быть в какой-то степени семьей, потому что артисты на сцене делятся самым сакральным: любят, ненавидят, буквально проживают вместе маленькую жизнь. Но, с другой стороны, мне стало понятно, что от этого часто страдает дело. Потому что правильные отношения — командные, которые основываются не на дружбе или «семейственности», а предполагают и равную долю ответственности.

Когда руководитель не хочет быть тебе другом, он тебе не друг, он именно руководитель. И дополнительные функции никто на себя не берет. И это мне сейчас очень импонирует. И еще мне импонирует то, что в такой команде ты можешь получить по шапке, если ты этого заслуживаешь, но при этом остаться ценным, если ты действительно ценен.

— Ты планируешь еще проводить курсы «Говорить, чтобы тебя понимали?

— Да! Правда, мне нужен менеджер. Или, другими словами, человек, который займется «делопроизводством»: поисками новой площадки для проведения курсов и прочими организационными вопросами. У меня с этим проблема — с той частью дела, которая к творчеству имеет косвенное отношение. А вот видеть, как люди меняются от занятия к занятию, как меняется звучание их голоса, как меняется образ мышления, мне доставляет колоссальное удовольствие.

— Что тебе хотелось бы в себе изменить, а что оставить неизменным?

— Изменить, наверное, свой юношеский максимализм, когда мне больше всех надо, и я зачем то куда-то лезу...Сегодня я понимаю, что лезть туда, куда тебя не просят, всё-таки отрицательная черта. Хочу искоренить совсем, стать мудрее, спокойнее и достигнуть дзен (смеется).

А оставить... Я научилась принимать решения и нести за них ответственность.

 

Не бояться, не пускать всё на самотек.

 

Так я приняла решение о разводе. Не сразу, в течение пяти лет. И многие не понимают, как можно было его принять, и говорят, что из-за этого не разводятся: подумаешь, любовь прошла, главное, чтобы тебя любили.

Мой бывший муж — очень достойный человек, и мы дружим до сих пор. Как бы это страшно ни звучало, я считаю наш развод — достижением. Правильно, что мы не стали обманывать сами себя. Честность перед собой — именно это качество хочу в себе оставить.

— Верить, что это для тебя?

— Я верю в то, что кто-то наверху знает как для нас лучше и помогает нам. Я даже убеждена, что у меня есть ангел-хранитель, и что он по жизни несет меня на ладошке. Рядом со мной всегда хорошие люди. Даже тех, кто поступал в отношении меня плохо, мне послали для моего же блага. Для урока. Я так считаю.

Были у меня и очень сложные проблемы со здоровьем, когда вставал вопрос — оставить или не оставить ребенка, потому что тебе ставят страшный диагноз, ты почти полностью глухая, и тебе говорят, что рожать тебе нельзя. А ты все равно рожаешь. И меня Господь за это очень вознаградил — у меня прекрасный сын. И проблемы со здоровьем решились. А можно было струсить, и лишиться самого главного в своей жизни.

— Илья сейчас в Москве с отцом?

— Да, и этим своим решением я очень горжусь. Тому, что не пошла на поводу своих эгоистических «чтобы был рядом», а отпустила, потому что там у него больше возможностей для развития, и пришел возраст, когда общение с отцом гораздо важнее мамкиной опеки. И большое спасибо моим друзьям за советы поступить именно так.

Он очень повзрослел. Много появилось горизонтов, куда можно стремиться, и он идет к ним, хочет совершенствоваться, быть лучше. Звонит мне часто, интересуется как мои дела. Когда я сказала, что ушла из театра, ответ был: «Да ладно!». Очень долго он в это не мог поверить. Колоссальную поддержку с его стороны ощущаю, уже больше мужчины, который меня старается опекать.

— Что пожелаешь читателям Птицы?

— Желаю не бояться изменить свою жизнь кардинально, отказаться от того, без чего вам кажется «не обойтись». Это иллюзия. Не бойтесь с ней расстаться.

19 декабря 2014
4118
11

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

No Avatar
Леночка - молодец! Всегда точно, читабельно и без мишуры рассказывает про своих героев.
No Avatar
Не-не-не! Они сами рассказывают про себя, в этом весь смысл
No Avatar
И сама Ольга так и не назвала радиостанцию, на которую пришла работать, и Елена не посчитала интересным её назвать... Really?
No Avatar
Судя по подушке, "Серебрянный дождь".
Нудная женщина
No Avatar
Маша, далеко не нудная!Нудная и думающая - разные вещи.
No Avatar
В бытность актрисой - крайне нудная, ломающаяся и неестественная. Как она там диджействует, слушать не хочется. Достаточно вспомнить несколько опусов героини в духе авторш дамской литературы, здесь, на просторах а42, чтобы взгрустнуть.
No Avatar
Мне жаль, что у вас такое мнение. Я видела другую Ольгу на сцене и в жизни.
No Avatar
Маша, это я почему такая была? Потому что у меня велосипеда не было)))
А теперь-то я не нудная и не ломака. Да и не женщина)))
No Avatar
С никто от Вас ни перемен, ни отчета не требовал
No Avatar
И Вам всего доброго)))
No Avatar
А говорите - не ломака

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить