Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Побеждая страх

Побеждая страх

Мужчины

О воздушной гимнастике, кураже и доверии

 Фотографии Георгия Шишкина / из архива шоу группы «Интеграл» 

Он работает на высоте. Любое неверное движение просто исключено. Это тяжелый труд, но он всегда улыбается. Ведь на него смотрят десятки глаз. Публика ждет шоу. А шоу — это его работа.

Дмитрий Береснев — артист шоу-группы «Интеграл». В его обязанности входит ловить высоковольтные разряды, жонглировать огнем и выполнять сложнейшие акробатические трюки на высоте нескольких метров. Риск для него, как и борьба с собственными страхами, — обычное дело.

Об особенностях своей непростой профессии Дмитрий рассказал журналу «Птица».

 

 

 

— Дима, что привело тебя в творческую профессию?

— Все началось еще в школе. В классе девятом я стал увлекаться паркуром. Тогда это только-только становилось модным. Все закрутилось, завертелось. Мне понравилось, но хотелось чего-то большего, например, выступлений с акробатическими номерами. Так что когда встал вопрос, куда поступать, выбрал университет культуры. Правда, были еще наметки на журфак и иняз, но в итоге дата вступительных экзаменов совпала, и мне пришлось выбирать. КемГУ или КемГУКИ. Выбрал последний и не жалею.

— А с воздушной гимнастикой когда познакомился?

— На втором курсе целый семестр мы посвятили тому, чтобы поставить эстрадный номер. Я выбрал воздушную гимнастику. Чуть позже к нам на занятие пришли ребята давать мастер класс по работе с реквизитом для огненного шоу, меня очень заинтересовало кручение даблстаффов (палок, тростей). Спустя какое-то время они предложили мне попробовать себя в их коллективе. Я пришел, попробовал и так увлекся, что до сих пор с ними и выступаю (смеется).

— Это была шоу-группа «Интеграл»?

— Тогда ее еще не существовало, но да, это были те самые ребята, которые впоследствии и создали «Интеграл». Сначала мы назывались театром огня, делали файер-шоу, но потом нам стало тесно в рамках одного жанра. Захотелось большего. Так и появилась шоу-группа «Интеграл». Помимо файер-шоу мы начали осваивать и другие оригинальные жанры: ходули, шоу гигантских мыльных пузырей. Спустя какое-то время сделали световое, неоновое, Тесла шоу, человека-пружинку. Круто, но мне чего-то не хватало, хотелось развивать себя физически. И где-то год назад меня отправили заниматься пол-дэнсом. С точки зрения физразвития — цены этому занятию не было. В короткие сроки я добился отличной физической формы. А потом в зале наряду с пилонами появились полотна, те самые, на которых я на втором курсе осваивал воздушную гимнастику. В общем, на этих занятиях познакомился с девушкой, она была тренером, с ней мы и сделали наш первый номер. Нам понравилось, стали всерьез развивать это направление. Благо, что физически мы уже хорошо раскачались, так что сейчас можем спокойно работать над созданием более сложных номеров. Добавлять акробатику, хореографию.

— Я вижу ваши выступления на разных площадках, и это не всегда бывают привычные концертные залы. То автосалон, то ресторан. Разве для такого сложного акробатического номера не нужно специальное оборудование, какие-то особые требования?

— Конечно, нужно. Оборудование у нас есть, да и требования тоже. Но каждый раз, приезжая на новое место, мы находим нестандартные решения. Первым делом обследуем потолок: забираемся на самую высокую точку и смотрим, за что там можно зацепиться. Подключаем все свои способности инженеров и делаем невозможное (улыбается). К сожалению, недавно нам пришлось отказаться от выступления на одной из самых, казалось бы, лучших площадок города. Нас пригласили выступить, но из-за технических проблем нам все-таки пришлось отказаться.

— Воздушная гимнастика — дело рискованное. Не страшно?

— Я не боюсь высоты, я боюсь с нее упасть. У меня есть какой-то психологический зажим, что что-то пойдет не так: я могу руки отпустить, я могу ногой не зацепиться и просто улететь вниз. Но ведь нужно учить новые трюки, нужно перешагивать через свой страх снова и снова, чтобы сделать вдох-выдох и сигануть вниз.

— Каждый раз так страшно, или что-то уже доведено до автоматизма?

— Каждый раз. У нас есть Тесла-шоу с большой электрической катушкой, которая выдает двухметровый разряд. Так вот Тесла-Мен должен этот разряд поймать. А на выходе у этой молнии десятки тысяч вольт. Если она попадет на оголенный участок тела, то пришибет. Ты все это прекрасно понимаешь, но тебе нужно подойти и поймать эту молнию несмотря ни на что. Даже зная, что ты это уже делал, что все проверено, все безопасно, костюм заземлен, ребята из группы обо всем позаботились, а ты им доверяешь как себе, все равно страшно. Но никто не говорил, что будет легко. И я с самого начала знал, на что иду.

— Когда смотришь со стороны, кажется, что вам все так легко дается...

— Вообще многие думают, что наша работа — это выйти на сцену, выступить 5 минут и все. На самом деле это не так. Мы работаем, когда все работают, и работаем, когда все отдыхают. В среднем на подготовку одного простого номера уходит 2-2,5 месяца. Мы тренируемся днями и ночами, постоянно работаем над собой, придумываем что-то новое. Идея ведь не материализуется сама собой, приходится прикладывать усилия. И не всегда все получается с первого раза.

— А какие чувства испытываешь, когда после стольких месяцев подготовки показываешь публики свое детище, свой номер?

— За 1,5 минуты до выхода на сцену ты успеваешь пережить все. Руки трясутся, коленки подгибаются, голова не слушается, ты жутко волнуешься. Но когда ты выходишь на сцену, ловишь кураж.

— Зрители твой настрой тоже перенимают?

— Публика бывает разная. Кто-то видит все это впервые и заворожено на тебя смотрит, а кто-то видел номера и покруче, цирк Дю Солей, например. Но мы стараемся отстроить номера так, чтобы напряжение шло по нарастающей, и происходило воздействие на эмоциональном уровне. Для нас главная награда — улыбка и аплодисменты зрителей.

— Город у нас небольшой, и то, что вчера еще было «бомбой», через полгода уже становится обычным. Как боретесь с этим?

— Постоянно меняем репертуар. Например, сейчас в нашей программе нет ни одного прошлогоднего номера. Мы складываем их на полочку, а при необходимости, как правило, это пожелание клиента, восстанавливаем его и показываем снова.

— Такое бывает?

— Да, даже очень часто (улыбается). Но к каждому новому праздничному сезону мы готовим новые номера.

— А какие отношения у вас в коллективе?

— Весь «Интеграл» — это одна большая семья. Мы проводим вместе практически 24 часа в сутки семь дней в неделю. Мы больше, чем друзья.

— «Интеграл» — твоя работа, твои друзья, а есть что-то кроме него?

— Саморазвитие. Вся моя жизнь на сегодняшний день — это саморазвитие. Утром проснулся, умылся, отжался. На работе изучаю новые техники. Но главное — развитие нашего коллектива, мы хотим всегда идти вперед, быть больше чем просто шоу-группа. А это большой труд.

19 ноября 2014
2093
1

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

No Avatar
... завидую. По-доброму конечно. ... И желаю успехов!Yes

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить