Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
Соло на Золе

Соло на Золе

Мужчины

О философии жизни, проектах и семье

Фотографии Георгия Шишкина и из личного архива семьи Казанцевых

Денис Казанцев — ведущий актер Театра для детей и молодежи города Кемерова. Его любят и знают не только в нашем городе, но и далеко за его пределами. Большое желание отдавать себя другим в творчестве, талант и неординарность выделяют Дениса Казанцева среди коллег и не позволяют остаться незамеченным. Все, что он делает, обязательно находит своего зрителя. Будь то театр или музыка. Да, есть у Дениса еще одна страсть. Его музыкальный проект «Я русский» уже покорил сердца многих зрителей. 3 октября состоится премьера нового проекта «Соло на Золе».

Мудрое отношение к жизни, семье и собственному предназначению позволяет Денису Казанцеву успешно находить себя в творчестве, быть счастливым мужем и отцом и ставить перед собой новые цели.

О том, что уже достигнуто, о философии жизненного и творческого пути, о том, что планируется сделать, «Птица» поговорила с одним из самых ярких мужчин нашего города Денисом Казанцевым.

— Денис, вас знают и любят как актера Театра для детей и молодежи. Но мне бы хотелось поговорить о ваших авторских музыкальных проектах. Как пришла идея сделать «Я — русский»?

— У человека, особенно творческого, иногда наступают периоды в жизни, когда он хочет высказаться. И хочет, чтобы его услышали. Когда появляется это большое желание, приходит идея. Причем воплотить ее хочется в новом формате.

Сделать это в театре с помощью своих спектаклей — сложно, потому что есть режиссер, который определяет репертуар, и артист — личность подневольная: что тебе режиссер доверит, то ты и играешь. Да и даже если бы я мог делать здесь что-то новое, театр в любом случае ограничен строгими рамками.

Есть такое понятие — «созреть». В 2013 году я созрел, чтобы сменить жанр и высказаться в музыке. К этому привело стечение многих обстоятельств. Во-первых, много-много лет назад бабушка подарила мне гитару. Она мечтала, что я научусь на ней играть, и она сможет попасть на мой концерт. К сожалению, не попала, не успела. Ушла из жизни. Но я решил, что должен выполнить эту миссию.

Во-вторых, в силу моих различных «работ» вне театра я познакомился с большим количеством очень хороших музыкантов. Ну и, в-третьих, я очень люблю Есенина. И это не банальность. Это, правда, мой любимый поэт. Я его знаю. Знаю его произведения, знаю его письма. Это моё.

Сначала возникла идея перепеть чужие песни, но была пара песен собственных, написанных на его стихи. И я своему брату Андрею предложил: «Давай половину наполовину сделаем: полвина своих песен, половину перепоем». И когда дело пошло, мы поняли, что всё достаточно удачно. Муза, наверное, спустилась на нас. В итоге получилось более 15 композиций только на свою музыку. Из них мы выбрали 14, и я написал финальное стихотворение. Собрали музыкантов, и стало ясно, что не всё так страшно, как казалось изначально.

— Были люди, которые отказались от предложения участвовать в проекте?

— Были. Тогда я на них обижался, а сейчас понимаю, хорошо, что отказались. Они сделали это честно. Лучше играть и творить от души, выкладываться по полной, чем только из уважения к Денису делать то, что тебе неинтересно. Мы по-прежнему с этими людьми дружим и общаемся, и огромное им спасибо.

— Всё-таки ключевой идеей создания проекта, была идея высказаться?

— Да. В итоге получилась такая история, которая, как мне кажется, не только о Есенине и его жизни, а о любом русском человеке, который очень чего-то хочет, к чему-то стремится, но встречает ничтожно мало поддержки в этом мире. С другой стороны, наверное, на этом протесте и тех бетонных стенах, которые воздвигаются на пути творческого человека, и возникает творчество.

Я когда-то не понимал фразу: «Артист должен быть голодным». Я воспринимал ее буквально. Думал, что артист должен получать маленькую зарплату и быть счастливым. А вот Станиславский был богат и мог создать театр. И большинство актеров в его труппе были ребята со средствами. Это потом советское время что-то там исправило. Возникал некоторый резонанс.

Это потом я понял — артист должен быть голодным в философском смысле, голодным до желания противостоять какой-то несправедливости, иметь желание высказать свою точку зрения на происходящие события. И от того, что ему не дают это сделать, и появляются такие люди как Есенин, как Высоцкий и так далее. Да любой здравомыслящий человек хочет сказать другим важное. И, наверное, наш проект и развился именно из такого желания. Мы хотели говорить про нас, про русских людей, русских душой.

— Критика была?

— Да, конечно. Мы часто боимся сделать первый шаг, но когда его делаешь, понимаешь, что всегда найдутся люди, которые тебя поддержат. Найдутся и те, кто будет тебя критиковать, это тоже нормально. Если критикуют, значит ты заслуживаешь внимания.

Как говорил один из моих педагогов: «Если у тебя нет врагов — задумайся над этим, значит, ты никому не интересен». Или вот Лев Додин, когда его спросили как успешного режиссера: «Как вы угадываете тренды?» Он ответил: «Я их не угадываю, я вообще за ними не слежу, я делаю то, что я хочу делать и не под кого не прогибаюсь. Нравится — смотрите, нет — не надо, я не претендую». И мне, Денису Казанцеву, думается — если моя мысль не нравится, не слушай её. Или скажи лучше.

— Как появилось название проекта?

— Я не очень люблю слово толерантность. Его затирают и используют, не вкладывая никакого смысла. Я считаю возможным с гордостью сказать, что мы — русские, не потому что мы не любим другие национальности, а потому что есть какая-то ментальность, есть корни, и есть мы. И мы должны помнить свою историю, чтобы представлять свое будущее. Поэтому у проекта такое название «Я — русский». Название, которое было придумано не для привлечения внимания, не для скандальности. Хотя многие площадки предлагали сменить его, чтобы не было проблем с национальными и интернациональными группировками.

— Случалось такое хоть раз?

— Ни разу. Я своим музыкантам говорил: «Ребята, человек, пришедший на концерт, он поймет, что ни о каком вопросе национализма речи не идет. Речь идет о корнях, о нас».

— Проект приносил вам финансовый доход?

— Многие считают, что наш проект коммерческий, и мы зарабатываем на нем бешеные деньги. Приходится объяснять, что если мы и зарабатываем немного, то это символически смешные суммы. Где-то мы тратим собственные деньги, иногда работаем себе в убыток, чтобы потом прочитать отзыв: «Спасибо, что вы это делаете!».

У нас в коллективе играют успешные музыканты, и деньги они зарабатывают в других местах. Но и у них, как у меня, есть этот голод. Они тоже хотят высказаться от сердца.

— Многие зрители, которые видели «Я — русский», хотели продолжения ваших выступлений. Спрашивали, планируете что-то ещё?

— Вы знаете, у нас нет долгосрочных планов и требований друг к другу. Мы не хотим количества. Оно никогда не переходит в качество. Поэтому сегодня мы есть, завтра, может быть, уже и не будем. Что касается зрителей, им огромное спасибо, везде хорошо принимали, во всех городах, где мы были с выступлениями. И мы с удовольствием поехали бы ещё и ещё. Но и финансы не позволяют часто делать концерты на выездах, и наш коллектив сборный, (музыканты «Я — русский» из разных городов). Так что всех собрать, и для репетиций, и для концертов, очень сложно. Это большая организационная работа, которой занимаюсь я и моя жена, Александра Казанцева.

Но я этому рад, мы не затаскиваем нашу музыку, продолжаем её любить и выходим на сцену со свежим ощущением. Когда ты играешь десятый концерт в турне, самое минимальное — ты начинаешь пресыщаться, максимальное — переходишь на фонограмму. Просто устаешь. Мы не устаем от нашего творчества.

И, наверное, хорошо, что за три года мы дали всего порядка15 концертов. Это очень мало. А с другой стороны, и Слава Богу! Наш проект всё-таки штучный. Не потому что мы такие классные, а в плане идеи. Мы очень трепетно к ней относимся.

— Ну да, когда ты хочешь сдвинуть гору, ты сдвигаешь ее творчеством, заряжаешь им других.

— Да. Я заметил такую вещь, и это очень здорово. Мысль материальна, и если ты создал какой-то творческий проект, живешь им, то обязательно найдутся люди, которые обладают другими ресурсами и захотят тебе помогать. И с нами так было.

Нам, например, позвонили из одной студии звукозаписи и предложили записать пилотную песню в студии, абсолютно бесплатно. Таким образом, мы уже две песни записали, и нам ещё предлагают.

Юля Волкова, режиссер, захотела снять клип на песню «Обыватель» из нового проекта «Соло на Золе». За это я снялся в Юлином фильме «Зоин день» (улыбается). Поступили и другие предложения.

И я понимаю, какое это счастье, когда находятся такие люди. Как бы нам ни было тяжело, у нас всегда найдутся сторонники, готовые сделать вместе с нами что-то новое. И мы живем!

— Расскажите про «Соло на Золе»...

— Когда мы сделали «Я — русский», я подумал, что один-два раза отыграем и всё. Случилось иначе. Проект жил, нас приглашали в другие города, были отклики. А потом ребята-музыканты спросили: «Денис, а ещё будем делать?». Я ответил: «Да, вроде, не планировал». Они: «Почему? Мы хотим дальше». Меня это очень зажгло. Стали рождаться тексты, музыка. И я решил рискнуть — полностью на своем материале сделать новый проект. Это, наверное, тоже к вопросу «созреть». Как у меня иногда спрашивают: «Денис, почему моноспектакли не делаешь? Не дорос?» Я отвечаю: «Дорос — не дорос, решит зритель, а сам пока не созрел». А к музыке я созрел. Время пришло.

Для меня ещё очень важно, чтобы в проекте была одна главная мысль. Поэтому песни в «Соло на Золе» составлены таким образом, чтобы эта мысль читалась. Многие не понимают, но мысль должна работать на идею. «Соло на золе» получился более разноплановый. Даже эклектичный, потому что там есть и блюзовые композиции, и фолк, и джаз-рок, и даже попсовые мотивы.

— Как рождается музыка?

— Я придумываю мелодию на своей несчастной гитарке, приношу к Володе Пилипенко и Сергею Аникину. Они разбирают её по нотам, накладывают свои партии, аккордеон и гитара, потом подключаем других музыкантов. Так получается наша музыка. Есть энергетика нашего оркестра. Она одной гитарой не передастся. И я даже не хочу рисковать.

— Вероника Киселева тоже участвует в проекте?

— Да. В «Я — русский» моим партнером был мой брат Андрей. Часть музыки была его. А для «Соло на Золе» я решил, что мне нужна вокалистка. Появилась Вероника. И я начал многие вещи делать под неё. Тексты писал именно под неё. А одну — для неё. Не буду говорить какая. И «Плач» сделана специально для неё, для её голоса, для её переживаний, для её характера. Это вылилось в откровение.

Актерские способности, вокальные данные Вероники, она сама — это уже неотъемлемая часть «Соло на золе» и будущего проекта «Монотон», премьера которого состоится 30 апреля 2015 года в мой день рождения.

— Почему именно в День рождения? Какие-то ассоциации с этим днем?

— Интересно так. 30-го апреля в театре всегда происходили какие-то важные для меня события. То спектакли мои любимые ставили в репертуар, то праздник какой намечался. Это никак не было связано с моим днем рождения, но мне было очень приятно, что они происходят именно в этот день.

— А вы планируете дальше держать баланс между театром и проектами? Или что-то перевесит чашу весов?

— Я никогда не буду заниматься чем-то одним. Ну, может, только когда совсем от всего устану и начну преподавать (улыбается). На самом деле я не знаю, что будет завтра. Сегодня есть в работе «Монотон». Может быть, он будет последним. Потому сейчас мы с Александрой вместе горим совместным театральным проектом. Возможно, что после «Монтона» я полностью переключусь на театральные проекты. Но «Театр для детей и молодежи», театр «Слово» никуда из моей жизни не уйдут. Я в них вырос, состоялся как артист, я очень их люблю.

Понимаете, когда у человека много идей, хочется и сделать много. Но, например, в этом году я понял, что всё не успеваю. От чего-то пришлось отказываться и сосредотачиваться на основных для меня вещах. Несмотря на то, что там есть бонусы в финансовом плане. Для меня более важно то, чем я живу, чем дышу.

— Жена вас поддерживает?

— Вы знаете, я такой человек, у которого бывают моменты спада. Когда я начинаю страдать и задумываться. Но у меня есть моя жена, которая всегда мне говорит как в той шутке: «Встань, тряпка, и продолжай»! И я уже не впадаю в творческий анабиоз. (улыбается)

Я всегда подсознательно представлял рядом с собой «жену профессора»: А тебе кашку сварить? Яйца поджарить? Кофе сделать? Такую, которая бы мне не мешала, и появлялась только тогда, когда она мне нужна. А так сидела бы в другой комнате.

Но появилась Александра. И она совсем не из этой серии. Этот человек не будет молчать, не будет скромно терпеть все мои выходки, она может встать и высказать свое мнение, можем и поконфликтовать. Но исключительно в творческом плане. В жизни у нас конфликтов не случается.

Я живу, пока могу себя активно творчески проявлять. И Александра не дает мне в себе сомневаться. Если появляется люди, которые начинают разрушать меня критикой, например, она не позволяет мне впадать в уныние. И наоборот. Саша человек, который и сам делает творческие проекты. И она не маленькая девочка, которую надо направить, защитить, она своё дело делает как самодостаточная творческая личность. Уверенно. Людей привлекает, и людям интересна своими идеями. И я тоже её поддерживаю, когда это необходимо.

Артисты все подвержены тому факту, что кто-то в зале может сказать — ты мне не нравишься. Ну что поделать. Сегодня так, завтра по-другому. Может этот зритель и прав- недоделал я чего то. А в проектах критика встречается особенно часто. Всегда найдется человек, который скажет: «У вас все хорошо, но я бы вот здесь исправил, здесь...» 

— Идите и сделайте своё, всегда хочется ответить.

— Да, конечно. Но если учитывать желания всех — проект сразу умрет. Правила игры устанавливает один человек — автор проекта. Должен быть лидер. Театр — это творческая диктатура. Не бывает демократии в театре. Другое дело, когда режиссер доверяет артисту и позволяет ему самому строить роль. Но в любом случае, последнее слово за режиссёром. А в проектах, которые делает Александра, последнее слово за ней. Она — автор. Она — хозяин. Так же как и в моих, хозяин — я.

 А наш сын Всеволод — вдохновитель. Он нам тоже не дает успокоиться, потому что очень порядочный и философский молодой человек (улыбается). Но в то же время он очень энергичный. И когда мы наедине, не при других, он четко понимает, что мы работаем, и тоже участвует в процессе. А иногда подойдет и честно скажет: «Папа, я устал». И спектакли папины иной раз не до конца досматривает. Надеюсь, что он будет не театральным ребенком, а выберет свой путь. Решит сам, что выбрать.

Константин Райкин, который для меня один из моих маяков и в актерском плане, и в философии жизни, и творчества, однажды сказал: «Счастье — это когда утром идешь на любимую работу, а вечером — в любимый дом». Проблем может быть масса, но если у тебя есть этот любимый дом, если ты, попрощавшись с женой и сыном, через 5 минут начинаешь скучать по ним, ты понимаешь, это и есть смысл для того чтобы жить и творить.

 

Премьеру авторского проекта  Дениса Казанцева «Соло на Золе» можно будет увидеть 3 октября в 22.00

 

Музыкальный клуб «Шаляпин»

ул. Демьяна Бедного, 6

Справки по телефону

8 904 994 27 50

03 октября 2014
4517
2

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

No Avatar
Большое спасибо Елене Митрофановой за интервью, а Денису Казанцеву - за его вклад в развитие нашего города.
No Avatar
Ребенок крутой

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить