Вход
Клик - клик! Сообщение!
Сорока
«Куклы, брошки и пальто Елены Поздняковой»

«Куклы, брошки и пальто Елены Поздняковой»

Увлечения

О таланте, творчестве и красоте

Фотографии Георгия Шишкина

Талант — понятие постоянное. Он не меняется от жизненных обстоятельств, не склонен исчезать без следа, ему в принципе все равно, хочешь ты, чтобы он у тебя был или нет. Если есть — значит есть.

Меня всегда восхищали люди, которые могут создавать что-то своими руками. Особенно если то, что они делают изящно, тонко, и если в созданном видно личность творящего. Елена Позднякова именно такая женщина. Женщина стильная, органичная, с высоким вкусом и способностью создавать удивительные штуки: авторских кукол, валяные вещи от небольшой броши до пальто, забавные игрушки, бисерную вышивку, керамические предметы...Она легко относится к тому, что делает. Может быть, поэтому многое пробует и многое умеет. Но неизменно всё, что Елена создаёт, сделано талантливо.

Говорят, талант передаётся с генами. Часто это именно так. Но иногда в одном коктейле с ДНК замешано любопытство, упорство, желание и часть собственной души.

— Лена, кем были твои родители?

— Мама 40 лет работала учительницей начальных классов, а папа — художник-самоучка. Первое время работал художником-декоратором в Новокузнецком ТЮЗе. Потом они с мамой переехали в Белово, где родилась я, там он уже был директором типографии. А когда снова вернулись в Новокузнецк, стал фотокорреспондентом газеты «Кузнецкий рабочий» и художником-ретушером.

— Удивительно. И абсолютно нигде не учился?

— Нигде и никогда. Фотограф он был замечательный, и считался одним из лучших художников-ретушеров, тогда это было важно для газеты. Шрифты даже сам придумывал.

— Как много общего у тебя с ним!

— Да. Мне очень повезло. У людей моего возраста обычно очень мало детских фотографий. У меня их столько, что я всё ещё пытаюсь сформировать их в фотоальбомы, и никак не могу это сделать. Я была папина любимая модель.

— А ты когда начала заниматься творчеством?

— Сначала меня отдали в музыкальную школу, которую я окончила, как говорят, «из-под палки». Потом поступила в художественную. В одном классе со мной учились очень талантливые ребята, с некоторыми из них мы дружим до сих пор. Кстати, многие окончили Суриковское художественное училище в Красноярске. А меня мама не отпустила после восьмого класса. Но и правильно. Из меня художника не получилось бы (улыбается).

Поэтому я окончила географический факультет Новокузнецкого педагогического института. Интересная была учёба, на летних практиках объездили весь бывший Советский Союз. Ну а в Кемерово попала по распределению.

— Я знаю, что у тебя был опыт работы редактором газеты и журнала...

— Да, был такой опыт. Редактором газеты «Коммерсант» я стала, когда началась перестройка. Потом был опыт работы в газете «77». А позже мы открыли свой журнал «Мистер-Твистер». Такое недолгое было удовольствие.

— Почему недолгое?

— Должна быть мощная структура, которая поддерживает такие проекты, а на собственной инициативе долго не продержишься. Как бы ни нравилось этим заниматься — очень сложно. Но и очень интересно!

В это же время я познакомилась с Евгением Атамановым. А спустя пять лет после закрытия журнала он предложил мне работать в его фотошколе.

— Расскажи о ней.

— Это первая лицензионная фотошкола в Кузбассе. Сейчас она называется «Классическая школа фотографии». Я участвовала в ее создании с нуля.

— Много людей приходило учиться?

— Очень много. В группе было порядка 12 человек, в месяц — не менее 4-х групп. И просто фотография преподавалась, и композиция отдельным предметом шла, и студийная фотосъемка, и фотошоп изучали. Евгений первое время сам преподавал все предметы. Как он разрывался между своим основным бизнесом и школой, я вообще не представляю, но, тем не менее, это было так. Он — фанатик своего дела, великолепный фотограф и отличный организатор.

— Сколько лет школа существует?

— Уже около 4-х лет. Сегодня кроме Кемерова, работает филиал в Новокузнецке. Это действительно настоящая Школа фотографии. Здесь всё сделано на очень высоком уровне. Очень серьезный профессиональный проект.

— Почему сейчас в нем не участвуешь?

— Работать было безумно интересно, но темп был задан очень высокий. Хотя именно тогда я и начала делать куклы.

— Знаю много примеров, когда на пике активной работы люди уходят в творчество.

— Да, каким-то образом одно перетекает в другое, если нужно, конечно (улыбается).

— А сколько ты делаешь кукол в месяц? Или всё зависит от настроения?

— Только от настроения. У меня были времена, когда я года полтора не делала кукол вообще. Лежала какая-то заготовка, к которой я даже не подходила. А потом кто-то обратился — был нужен подарок, и у меня пошел новый виток. Я доделала её за неделю.

— Но ты же не только куклами занимаешься?

— Да, мне свойственно метаться от одного к другому. Не делаются куклы, я валянием занялась. Потом увлеклась брошками. Иногда, знаешь, мне такие мысли в голову приходят, делаешь, удовольствие получаешь, а когда посмотришь, какие вещи создают другие, думаешь: «Господи, какая у людей фантазия, какое мастерство, зачем я вообще за это берусь».

— Не знаю, Лена. Мне кажется, что каждый настоящий художник в себе сомневается.

— Может быть. Хотя...

— Когда ты успеваешь это все делать?

— Вечером и ночью в основном.

— А как просыпаешься?

— Плохо. Мне неважно сколько часов я сплю, я всегда скверно просыпаюсь.

— Процесс творчества затягивает?

— Очень. Время вообще перестает существовать. Забрасывается квартира, приготовление еды, всё. А потом уйдет настроение — и долго ни за что не берусь.

— Про кукол говорят, что это такая мистическая штука. Нет ощущения, что когда куклу делаешь, ты её оживляешь?

— Я этого не чувствую. Но когда я выставляла своих кукол на Арбате на Весенней, каждый второй говорил: «Это вы себя делали? На вас похожа!». Не спорю, в каких-то из них есть сходство со мной, но там были куклы, в которых этого сходства не было вообще! «Ангел», например... Но люди все равно видят тебя в твоих куклах.

— Как идеи образов кукол приходят?

— По-разному. Иногда возникает образ от услышанной музыки, прочитанной книги, увиденной картины.

— А бывает так, что сначала придумываешь образ, а дорабатываешь его потом, в процессе?

— Нет. Никогда. Не умею придумывать заранее.

— Твои куклы продаются?

— Да. Я часто делаю их «на заказ», к мероприятиям, аукционам например.

— Дорогие?

— Средняя цена одной куклы 10 000 рублей.

— Лена, ты ведь ещё и прекрасно валяешь?

— С валянием я уже все этапы прошла. И шапки себе валяла и даже пальто. Правда поняла потом, что такие крупные вещи делать больше никогда не буду. Изначальная заготовка совсем не маленького размера, это потом она уваливается на 40%. А сначала необходимо место, где её разложить, чтобы работать. У меня это была кухня.

— То есть, кухни у тебя не было какое-то время?

— Точно! Кухни не было, там лежало будущее пальто. И это же вода и мыло, (я валяю мокрым способом) без них не обойтись. Неделю я хлюпалась в этой луже, скользила по намыленному полу, домашние через меня перешагивали.

— А как они к этому процессу относились?

— Да нормально... валяет и валяет (улыбается)

— Получилось пальто?

— Конечно.

— Говорят, процесс валяния очень вреден для рук.

— Ну да. Сила должна быть в руках, потому что все это делается вручную. Костяшки стираешь на пальцах в кровь. Большие вещи ногами уминаешь, силы рук не хватает потому что. Как, думаешь, восточные народы делали юрты из войлока? Они куски войлока скручивали, сматывали бечевками и к лошади привязывали. Отпускали бегать её потом со всем этим добром по степи, чтобы свалялось.

И очень важно использовать мыло хорошего качества, чтобы кожа на руках не сохла. Так что процесс валяния — это достаточно трудоемко, и следы на тебе остаются (улыбается).

— А мастер-классы ведешь?

— Конечно! В основном у меня мастер-классы по мокрому и сухому валянию. Мне нравится процесс общения, мне нравится учить людей, но меня, если честно, это очень выматывает, происходит мощный отток энергии. Но это все равно интересно.

— А чем отличается сухое валяние от мокрого?

— В сухом — только шерсть и игла. Это дольше, это кропотливая работа и не быстрый результат. Одну игрушку маленькую можно валять часов 14, если непрерывно это делать. После основной работы на поверхности игрушки остаются маленькие бесчисленные шерстинки, их нужно прятать. Мне больше мокрое валяние нравится — там результат быстрее виден. Я люблю видеть результат.

— Как ты себе представляешь свое идеальное время?

— Я буду сидеть, тихонько колупаться в своих поделках, сама с собой, чтобы никто не трогал, не мешал. Только кормил иногда (улыбается).

— Сама любишь готовить?

— Нет. Я очень прохладно стала относиться к еде. Для меня пища — средство утолить голод. Без изысков и сложных рецептов.

— Хочется больше времени уделять себе и творчеству?

— Не совсем, мне же потом наскучит (улыбается). Хочу, чтобы внуки ещё носились по дому, чтобы для них ещё что-нибудь сделать.

— А сейчас как любишь проводить свободное время?

— Я море очень люблю. Для меня отдых сейчас только там. В этом году у меня было прекрасное море! И, думаю, мы с ним ещё обязательно увидимся!

05 сентября 2014
2526
2

Расскажи подругам

Читайте также

Читай самое вкусное

Комментарии

No Avatar
какие же они шикарные!!!! слов нет!
No Avatar
Живые!

Скажи, что ты думаешь

Сейчас обсуждают

Давайте дружить